Тема: Взрыв в автобусе в Волгограде
Выпуски программ:
  

Спецслужбы установили сообщников волгоградской смертницы

  • 23 Октября, 2013 г. 18:18
  • Дмитрий Соколов
Спецслужбы установили сообщников...

Они причастны к нескольким убийствам и терактам. Ориентировки на многих из них ранее были разосланы по полицейским постам, но обнаружить преступников пока не удается. По данным следствия, экстремисты входят в так называемую махачкалинскую группировку, которая состоит из трех десятков человек. В перехваченных материалах, которыми обменивались бандиты, фигурируют признания одного из главарей в расстреле Юсупа Гаджиева, которое произошло прошлой весной. А также идет речь о русском пособнике, знающем взрывное дело. Предположительно, это Дмитрий Соколов, которого считают гражданским мужем волгоградской смертницы. Фрагменты доказательств и новые подробности расследования теракта - в материале корреспондента "Вестей ФМ" Николая Осипова.

Убийство майора Курбана Ахмедова из Центра противодействия экстремизму, двойной теракт на посту "Аляска-30" в мае прошлого года, нападение на автозаправку и расстрел дагестанского бизнесмена и общественного деятеля Юсупа Аджиева - за махачкалинской группировкой тянется целый шлейф преступлений. Спецслужбам известны имена некоторых из экстремистов, которые входят в эту группировку: Руслан Казанбиев, Курбан Омаров, главарь организации Арсанали Камбулатов по кличке Абу Мухаммад. Все это малоизвестные персонажи, не обладающие большим влиянием. Такие лидеры контролируют малочисленные и почти незаметные группировки, что еще более осложняет их выявление, комментирует директор политологического центра "Север-Юг" Алексей Власов.

"Тут речь идет, скорее, о "сетевом терроризме", то есть о небольших ячейках, которые объединены с помощью неких финансовых инструментов или информационных сетей, наподобие единого террористического подполья в регионе, но не связанного организационно в единую группу, что заметно осложняет и агентурную деятельность по выявлению этих сетевых ячеек и по предотвращению, соответственно, терактов".

Бандиты соблюдают строжайшую конспирацию, поэтому их точное местонахождение установить довольно трудно. Для обмена информацией очень редко используют личные контакты. К примеру, сейчас в Интернете появилась запись с флэш-карты, где Камбулатов обращается к другому главарю и объясняет ему, почему он приказал убить весной этого года Юсупа Аджиева.

"...К тебе, почему я приказал убить Юсупа. За него можно много чего рассказывать".

Судя по всему, экстремисты опасались, что Аджиев, как неформальный лидер, отберет слишком много внимания, по другой версии, Аджиев сам был связан с бандитами, и его могли устранить из-за разногласий по поводу финансовой поддержки. Но самое интересное в перехваченной записи Камбулатова - это рассказ о русском пособнике.

"У меня в секторе есть один брат, русский, знает хорошо подрывное дело, понимание хорошее, правильное. У самого есть желание работать в этом".

Вероятнее всего, речь о Дмитрии Соколове - гражданском муже смертницы, подорвавшей себя в Волгограде. Предполагается, что это он собрал для нее пояс со взрывчаткой. Какое-то время он должен был сопровождать Асиялову. По одной из версий, сейчас он может скрываться в Волгограде из-за невозможности покинуть город, где сейчас усилены проверки. Асиялова ехала из Махачкалы автобусом, который следует в Москву, но по дороге сошла с рейса и пересела в другой автобус, в котором и привела в действие бомбу. Цепь событий полностью восстановлена, сообщил официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин:

"Она выехала из Махачкалы на автобусе, который следовал в Москву через Волгоград. Первоначально была версия, что она могла направляться в столицу, однако эта информация не подтвердилась. Билет был куплен именно до Волгограда, поэтому она и вышла в центре города, затем какое-то время пешком ходила по улицам, как полагает следствие, подыскивая места наибольшего скопления людей. И, наконец, в районе торгового центра "Акварель" она вошла в переполненный рейсовый автобус, в котором и совершила самоподрыв".

После прибытия к месту взрыва полиции и спасателей должна была сработать вторая бомба - это традиционный прием экстремистов, но в этот раз второй заряд не сработал. Предполагается, что Асиялова сама замкнула детонатор на своем поясе, у спецслужб нет информации об использовании радиопередатчика. Нет сведений и о возможном сопровождении смертницы: часто до места теракта таких "живых бомб" провожают сообщники, чтобы проконтролировать ее действия. В данном случае "контролеры" могли бы ехать на машине за автобусом, но на записях авторегистраторов ничего подозрительного пока не обнаружено. Многие из махачкалинской бандгруппы находились в оперативной разработке, в том числе и сама Асиялова, но когда она прекратила контакты с родными, ее след потерялся. Аналогичная история и с Дмитрием Соколовым, мать которого, по ее рассказам, какое-то время пыталась хотя бы через Асиялову узнать что-то о сыне, но с тех пор как он однажды не вернулся домой, никаких сведений о нем не поступало.

"Я СМСку отправила и не разговаривала. Я просто ей напрямую: "Ответь, где мой сын, ты знаешь!". Почему-то у меня такое чувство было. Она мне пишет: "Почему вы думаете, что я знаю. Так же как вы ничего не знаю". Потом ее проверяли органы, она уже мужу звонила: "Меня", - говорит, - "по пятам проверяют, я ничего не знаю".

Известно, что Асиялова недолго работала в одном из кадровых агентств, но потом якобы из-за болезни внезапно исчезла. Соколов учился в Московском университете леса, но после знакомства с Асияловой учебу бросил. Родственники уверены, что во всем виновна его возлюбленная, ради которой он и стал экстремистом. Очевидно, что оба они попали под влияние радикальных религиозных течений, поскольку до определенного времени и Соколов, и Асиялова вели вполне светский образ жизни. Такие методы вербовки - результат духовной беспорядочности и нехватки настоящих религиозных лидеров - комментировал в нашем эфире полковник в отставке, специалист по проблемам Центральной Азии Семен Богдасаров.

"Многие поняли, что есть соответствующие центры в Турции, в Саудовской Аравии, Египте и так далее, где преподавали очень известные мусульманские богословы. И многие хотят учиться именно у них, а эти богословы зачастую проповедуют не умеренный ислам, а наоборот, радикальный ислам. Вот как с этим быть, ведь мы не сможем не пускать, что называется?! Уже ворота открыты, люди едут. Поэтому этому можно противодействовать только в том случае, если в наших учебных центрах будут очень известные исламские проповедники умеренных взглядов, которые будут приезжать к нам и преподавать".

Эксперты рассказывают, что в России в год появляется всего несколько проповедников, которые учились в нашей стране, тогда как в зарубежных центрах за последние пару десятилетий было подготовлено несколько десятков тысяч проповедников. И, по рассказам некоторых муфтиев, им предлагают огромные деньги, чтобы они пускали в свои мечети таких духовных наставников, часто распространяющих экстремистские взгляды или прямо занимающиеся вербовкой людей.

 

 

Изображение предоставлено Вестями.ру