Заместитель мэра Москвы по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин рассказал журналистам, что новые административные здания на присоединяемых к Москве землях будут больше соответствовать современным требованиям, чем сегодняшние госучреждения. Каким образом будет изыматься земля под строительство новых зданий? И что делать собственникам этой земли? Об этом Александр Злобин беседовал с руководителем юридической компании "Земельных дел контора" Ильёй Свиридовым и адвокатом по земельным вопроса Денисом Литвиновым в студии радио "Вести ФМ". 

Злобин: Приветствую всех. В студии Александр Злобин. И сегодня мы обсуждаем одну из самых горячих тем минувшей недели. Как известно, было объявлено о значительном расширении границ Москвы, которая теперь прибавит около 150 тысяч гектаров из территории Московской области, это такой юго-западный сектор. И объявлено, что там будут строиться различные инновационные, лечебные, рекреационные, официальные учреждения. И ясно, что несмотря на то, что власти обещают, что обойдется без каких-то конфликтов, что будут на пустых территориях строить, ясно, что такой гигантский проект не сможет обойтись без изъятия собственности у жителей каких-то деревень, у жителей каких-то дачных или коттеджных  поселков или у юридических лиц, которые владеют какими-то палатками, магазинчиками.

Сегодня мы хотим поговорить о том, какова юридическая процедура изъятия собственности под государственные нужды в соответствии с решением органов власти, как это все происходит, и как граждане могут отстоять свои права, не вызывая себе на помощь всяческих крикунов с канистрами бензина и прочего. А разобраться в этой сложной ситуации мы попросили наших гостей-юристов - руководителя юридической компании "Земельных дел контора" Илью Свиридова. Илья, приветствую вас в нашей студии.

Свиридов: Здравствуйте.

Злобин: И адвоката по земельным вопросам Дениса Литвинова. Денис, приветствую вас.

Литвинов: Добрый день.

Злобин: Итак, мой первый вопрос. Каким образом этот процесс начинается? То есть понятно: утверждается генеральный план застройки территории. Мы пока не говорим о том, где и что, в данном случае или в другом случае будет изыматься или сноситься, нет, конечно. Но схема такая: утверждается генплан застройки территории, и мы видим, что наш участок или наш магазинчик, который стоит на какой-то земле, и, судя по всему, для того, чтобы это все было реализовано, эта земля должна быть изъята. Какие тут основания требовать, и с чего все это начинается? Кто первый ответит?

Свиридов: Есть у нас основное федеральное законодательство - Земельный кодекс Российской Федерации и Гражданский кодекс Российской Федерации. Они устанавливают достаточно простую процедуру, которая заключается в том, что государственные органы исполнительной власти (причем закон допускает как уровень федеральной власти, так и уровень субъекта, так и уровень муниципальной власти) принимают решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Такое решение принимается в виде распорядительного документа, который конкретно указывает на тот земельный участок, который должен быть изъят. То есть это уже конкретный земельный участок.

Злобин:  То есть там перечислены все участки, которые изымают.

Свиридов: Все, да, один или несколько, которые подлежат изъятию. Но должны быть соответствующие параметры, которые содержатся в так называемом Едином кадастре.

Злобин: Понятно. То есть у меня сразу возникает вопрос на этом первом этапе. А это постановление, это решение гражданин может оспорить?

Свиридов: Да, конечно. Любой акт государственного органа юридические и физические лица вправе оспорить. Другой вопрос - какие основания для этого есть. Достаточно много в практике подобных примеров, когда, например, гражданин или юридическое лицо считает, что именно его участок в те обоснования, которые приводят госорганы, не входит.

Злобин: То есть дорогу можно проложить на 100 метров левее. Так, для простоты.

Свиридов: Например, так. Но здесь в большей степени вы говорите, что, может быть, дорога пройдет иначе. А люди, например, считают, что да, она пройдет вот здесь, но это не мой участок, то есть его необязательно для этого изымать. То есть она вот здесь проходит, но он не попадает.

Злобин: Понятно. Денис, ваше мнение по поводу этого, можно ли оспорить изначальное решение?

Литвинов: Во-первых, я бы хотел сделать акцент на том, что оспаривание ненормативных актов, коими будут являться решения об изъятии, имеет очень сокращенные сроки давности. Оспорить подобное решение можно не позднее чем через три месяца после его издания, либо после того момента, когда лицо, которое занимается оспариванием, узнало о данном факте (или должно было узнать). И здесь очень важным считается именно фактор информированности населения о том, что участок уже попал в черный список.

Полностью слушайте в аудиоверсии

Слушайте интер­вью на дру­гие акту­аль­ные темы