программа: Интервью
15:20, 31 июля 2011

Весь мир наблюдает за США с попкорном у телевизора

Демократическая администрация Барака Обамы и конгресс, где большинство принадлежит республиканцам, до сих пор не могут договориться о повышении лимита госдолга США. Между тем, дата технического дефолта крупнейшей экономики мира - 2 августа - все ближе. Горячее заокеанское лето грозит новым глобальным кризисом. Что привело Америку к опасной черте? Какими последствиями для мироустройства обернутся возможные варианты развития событий? Об этом Сергей Артёмов беседовал с президентом консалтинговой компании "Неокон" Михаилом Хазиным в студии радио "Вести ФМ". 

Артемов: Здравствуйте. В студии Сергей Артемов. И сегодня у нас в гостях президент консалтинговой компании "Неокон" Михаил Хазин. Михаил Леонидович, здравствуйте.

Хазин: Здравствуйте.

Артемов: И тема, естественно, нашего разговора о том, что в ближайшие дни ожидается, возможно (будет или нет), дефолт в Соединенных Штатах Америки. Вот такая вещь, которая, наверное, может быть, еще лет 10 назад никому не могла придти в голову, и тут, вот что называется, на тебе. Россияне, которые переживали дефолт 1998о года, неожиданно, внезапно упавший на них, сейчас, наверное, могут удивляться: почему весь мир практически с попкорном в руках сидит и смотрит у телевизора, как разворачивается ситуация в США и что случится. Вот что общего и в чем принципиальная разница событий, которые были у нас и которые, может быть, случатся в Америке?

Хазин: В Соединенных Штатах Америки есть такой персонаж - Обама, он у них  "перзидент", я не боюсь этого слова. Он тут выступал вчера или позавчера.

Артемов: Вы сознательно меняете буквы?

Хазин: Да, абсолютно. Значит, что сказал Обама? Обама сказал, что при Рейгане 18 раз повышали потолок госдолга. При Буше-старшем повышали, по-моему, 8 раз, при Буше-младшем - раза 3 точно. При Клинтоне - не помню, там был профицит бюджета, поэтому, может быть, вообще ни разу не повышали. Но это чисто технический вопрос, который гроша ломаного не стоит, по большому счету. В законе о бюджете предполагается увеличение госзаимствований. Но вот в США имеется такое странное еще одно ограничение - потолок госдолга, в этом смысле два закона противоречат друг другу. В законе о бюджете написано: можно занимать и нужно занимать, а в этом законе написано, что нельзя. И теоретически надо было им просто принять закон о повышении порога госдолга, и все, и забыть про это. Но политика. И на самом деле этот вопрос, который сегодня происходит, это политическое шоу. У меня вообще есть тайная мысль, что они уже договорились, и сейчас речь идет о том, чтобы это оптимальным образом продать.

Артемов: И играть на инвесторов, наверное, сейчас?

Хазин: Избирателю, избирателю продать. Предвыборная кампания началась.

Артемов: То есть все-таки здесь политики больше, чем экономики?

Хазин: Конечно. Там собственно вообще экономики нет, одна политика. Что мы защищаем интересы своего избирателя, мы за него боремся, еще чего-то. Интересы Америки для нас превыше всего, и поэтому за три минуты до часа "Ч" мы вот все-таки договорились, и никто не проиграл, а выиграл народ Соединенных Штатов Америки. То есть вот я склонен считать, что будет что-то в этом роде. Не знаю, договорились или нет, это вопрос сложный, но просто дело в том, что на самом деле под всем этим лежит совсем другая проблема: почему эта тема стала такой политически важной? Но она же, еще раз говорю, очень мелкая. Она стала потому, что на самом деле ни Обама, ни республиканцы не могут сказать правды: почему необходимо увеличивать госрасходы. Дело в том, что кризис  продолжается.  Продолжение кризиса ведет к падению спроса американских домохозяйств. Падение спроса ведет к падению экономики. Поскольку допустить падение экономики нельзя, а элиты американские, они уже пришли к консенсусу, что кризис должен закончиться, то по этой причине что делает Обама? Он увеличением госрасходов компенсирует, пусть и частично, падение частного спроса.

Артемов: То есть продолжается вливание денег в экономику, что, наверное, видели?

Хазин: Ну да. Но собственно они выдают гражданам деньги через разного рода социальные поддержки, пособия и так далее. Сегодня уже где-то 10-12 процентов реальных располагаемых доходов американских домохозяйств - это бюджетные деньги. И в этой ситуации понятно, что Обама, он либо должен сказать, что, ребята, кризис продолжается, и поэтому я буду тратить, тратить и тратить... Он же за два года увеличил госдолг в полтора раза - с 60 процентов ВВП до 90 и будет увеличивать дальше. Либо он должен сказать: все, ребята, сейчас у нас будет спад экономики процентов на 8. К выборам. Вы готовы, нет? Ну тогда какие претензии? Но вот он не может это сказать, потому что политическая культура вообще современная (не только американская, она и европейская, и любая) не дает возможности политику сказать, что к выборам все будет сильно хуже, вот они не могут.

Полностью слушайте в аудиоверсии