программа: Интервью
тема: Канны 2011
22:31, 02 июня 2012

Канны превращаются в богадельню

Кинокритики подводят итоги 65 Каннского кинофестиваля, который завершился на прошлой неделе. Главный приз - "Золотую пальмовую ветвь" - получила картина австрийского режиссера Михаэля Ханеке "Любовь". Итоги прошедшего кинофестиваля кинообозреватель Антон Долин обсудил с киноведом Кириллом Разлоговым в студии радио "Вести ФМ".

Долин: Здравствуйте. У микрофона Антон Долин. И сегодня наш эфир, что совершенно не удивительно, посвящен итогам очередного 65 международного Каннского кинофестиваля. Эти итоги мы подводили практически неделю назад, ну а сейчас решили немножко разобраться в них. И для этого к нам в студию пришел именитый эксперт - наш давний товарищ, критик, киновед Кирилл Разлогов. Кирилл Эмильевич, салют!

Разлогов: Приветствую.

Долин: Ну вот давайте с самого начала. Главный приз дали Ханеке за фильм "Любовь". Мы об этом много уже рассказывали и про фильм сам рассказывали. Здесь как бы двоякий же момент. С одной стороны, вроде бы все уже знают про Михаэля Ханеке, что режиссер выдающийся. Показывают его, и не только в Европе уже, но и в Азии, и в Америке знают, что это за человек. И предыдущий его фильм "Белая лента" три года назад получил "Золотую пальмовую ветвь". Всем было ясно, что режиссер наконец дорос вот до такой высшей награды. Но второй раз подряд, за следующий прямо фильм - не чересчур?

Разлогов: Тут ситуация какая была? Был вариант, что для него специально придумают приз 65-летия фестиваля.

Долин: Но это все всегда понимают, что это такой утешительный приз.

Разлогов: Ну, все равно. Во всяком случае, когда я вот незадолго до фестиваля брал большое интервью у Жюля Жакоба, он объяснял, что это часто очень спасает, в том случае, если два великих имени сходятся. Вот. Здесь они на это не пошли, просто чтобы освободить "Пальму". Видимо, потому, что освобождать "Пальму" было особенно не для кого.

Долин: Ну, по их мнению, во всяком случае.

Разлогов: Вот, вот. Хотя должен сказать, что в целом конкурсная программа была очень высокого уровня, на мой взгляд.

Долин: Мне тоже так показалось.

Разлогов: Выше, чем обычно. Хотя фестиваль стареет, и поэтому верных мастеров становится все больше и больше.

Долин: Ну а куда их, в богадельню отправлять? Конечно...

Разлогов: Надо приглашать на следующий фестиваль.

Долин: И Мануэлю де Оливейра отказали в его 103 года с его новым фильмом. Не знаю по каким причинам, но фильм был готов, а его не взяли. Видимо, решили, что это уже вот слишком, чересчур уже.

Разлогов: Ну а эта картина была фаворитом с самого начала. Все как бы в кулуарах считали, что да, вот это вот то самое.

Долин: Лучший фильм.

Разлогов: Картина очень последовательная, картина о смерти, о старении.

Долин: Да, о смерти? По-моему, о любви.

Разлогов: О любви. Но о любви к смерти и в смерти.

Долин: Но настоящая любовь, все великие истории о любви, начиная с Орфея и Эвредики, которую Ален Рене тоже затронул в этом году, в его фильме "Вы еще ничего не видели", там речь шла как раз об этом мифе, пересказанном Жаном Ануем. В принципе, любовь - хоть Тристан и Изольда, хоть Ромео  и Джульетта, хоть Орфей и Эвредика - всегда в смерти. Мне кажется, тут Ханеке как раз не то что как-то выломился из этого общего контекста, просто герои у него пожилые.

Разлогов: Но дело в том, что одна из ведущих тенденций и Каннского фестиваля, да и нашей жизни в целом, это тенденция к старению - старению населения, старению восприятия, старению нашему. Я как раз очень жалел, потому что меня все убеждали отказаться от программы "Третий возраст" на Московском фестивале, который как раз посвящен нам, старикам. Когда я приехал на Каннский фестиваль, я понял, что эту программу просто взял Каннский фестиваль и сделал из нее конкурс.

Долин: Украли.

Разлогов: Вот. И с этой точки зрения картина Ханеке была идеальным победителем, потому что это вот то самое. Поэтому картина сделана, на мой взгляд, почти безупречно, у меня нет даже претензий по длительности. Кроме того, там ведь люди играют как бы самих себя, потому что вытащили из полузабвения  Жан-Луи Трентиньян, Эммануэль Рива - великих актеров с великим прошлым.

Долин: Ну как бы самих себя все-таки.

Разлогов: Которые играют своих сверстников. Они не играют самих себя, но играют переживания. Вот есть такая градация вот в этих самых - третий и четвертый,  это как бы пятый возраст уже, это возраст действительно на грани.

Долин: За 80.

Разлогов: Да.

Долин: Нет, ну тут надо еще два момента учитывать. Во-первых, то, что оба актера - это актеры великих фильмов о любви. Все-таки Трентиньян, конечно, он играл у Бертолуччи в "Комформисте", много где еще...

Разлогов: "Мужчина и женщина".

Долин: Ну, конечно, "Мужчина и женщина", особенно для Канн, где этот фильм получал "Золотую пальмовую ветвь".

Разлогов: Ну и "Хиросима - любовь моя" для Эммануэль Рива.

Долин: То есть два великих фильма, снятых полвека или около того назад, про любовь.