программа: Интервью
17:57, 16 сентября 2012

Вьетнамцы всё ещё думают, что едут в СССР

На этой неделе в Егорьевске четырнадцать нелегальных мигрантов стали жертвами пожара на фабрике.  До того, как случилась трагедия, никто не подозревал о том, что в помещении организована фабрика и работают нелегальные мигранты. После этого случая ФМС начала проверку предприятий. За день работники ФМС задерживают несколько сотен рабочих, нелегально проживающих в России. О проблеме мигрантов Владимир Аверин беседовал с председателем Общественного совета Федеральной миграционной службы Владимиром Волохом в студии радио "Вести ФМ".

Аверин: Здравствуйте. В студии Владимир Аверин.  И мой гость - Владимир Волох, председатель Общественного совета Федеральной миграционной службы и профессор Государственного университета управления. Владимир Александрович, добрый день.

Волох: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Добрый день, Владимир.

Аверин: Повод, который нас собрал здесь, в этой студии, увы, не радостный.

Волох: К сожалению.

Аверин: К сожалению.

Волох: К сожалению. Разделяю полностью вашу точку зрения.

Аверин: Да. В Егорьевске на текстильной фабрике 14 смертей людей, которые, в общем, наверное, когда ехали в Россию, и думать не думали, что это может обернуться таким образом. Нелегальные трудовые мигранты из Вьетнама на сей раз погибшие люди. Страшные подробности заключаются в том, что дверь цеха, где они работали, была подперта снаружи кувалдой, так что было не открыть. И из этого всего, вот сейчас Следственный комитет работает, уже есть какие-то заявления, выясняется ну картина ужасающая на самом деле. Люди абсолютно без прав, абсолютно без документов, потому что, слава богу, не все погибли, там еще были обнаружены нелегальные мигранты, в нечеловеческих условиях работают, без права выхода с этой самой фабрики, их запирают внутри помещения, чтобы они работали, работали и работали. Для человека, который далек от экономики, скажем, назову это так в кавычках, без кавычек - как угодно, от экономики нашей российской, все это вызывает ужас на самом деле. Но, увы, наверное, это типичная картина. Вот от чего она такова, эта типичная картина?

Волох: Прежде всего, Владимир, мне хотелось бы сказать, я думаю, что вы разделяете мою точку зрения, это высказать соболезнования семьям погибших.

Аверин: Конечно, конечно.

Волох: Вы абсолютно правильно сказали: те, кто ехали из Вьетнама в Российскую Федерацию, явно они не думали, что вот, к сожалению, эта поездка обернется такой трагедией. Поэтому еще раз наши соболезнования семьям погибших. А теперь по существу вопроса, по поводу чего мы с вами собрались в нашей студии, чтобы слышали все наши радиослушатели. Я думаю, что проблема очень серьезная, и я бы не стал ее сводить только к одной проблеме  нелегальной миграции.

Аверин: Конечно.

Волох: Наверное, в первую очередь это касается того, какие создаются условия труда и быта для иностранных работников, да и для российских работников в частности тоже такое бывает. Ну, давайте вспомним вот советский опыт. В Советском Союзе у нас до 100 тысяч вьетнамцев каждый год работало, работало в основном на предприятиях легкой, текстильной промышленности, причем большое количество этих предприятий, как вы знаете, находилось на территории РСФСР, Российской Федерации. И прежде чем вьетнамские работники приезжали на территорию России на работу, обязательно органы труда проверяли условия труда и быта, в тех условиях, в которых должны жить и работать эти вьетнамские работники. Если предприятия не обеспечивало надлежащие условия труда и быта, соответствующую заработную плату, то не разрешался въезд и пребывание вьетнамских работников вот на этом предприятии.

Аверин: Владимир Александрович, знаете, вот первая же реакция, которая последовала, из Петербурга она прозвучала, депутат Анохин, который себя считает беспартийным, предложил сразу аж четыре закона, ужесточающие как раз подход к мигрантам в нашей стране: обязательная дактилоскопия, обязательно, чтобы они открыли счет в банке, где бы лежала сумма денег на обратный билет, обязательная отправка на родину за два любых административных нарушения, хоть на красный свет дорогу перешел. А у меня первая тоже реакция на услышанное вот его уст: а нельзя ли сделать так, чтобы, например, у мигранта была возможность пойти в трудовую инспекцию или обратиться к правоохранительным органам, чтобы он не боялся? То есть уже сложилась такая ситуация, что вот у него отбирают паспорт, его запирают, чтобы он мог пойти к любому полицейскому, и полицейский бы обязательно на это нарушение законодательства Российской Федерации среагировал и его защитил. Вот, может быть, здесь корень всех зол?

Волох: Владимир, я разделяю вашу точку зрения. И полагаю, что от того, что мы ужесточим нашу миграционную политику по отношению к трудовым мигрантам, в целом к мигрантам, мало что изменится.

Полностью слушайте в аудиоверсии.