программа: Интервью
15:31, 24 ноября 2012

Подмена понятий чревата провалом пенсионной реформы

На уходящей неделе депутаты вновь отредактировали поправки к закону о пенсионной реформе. Изменения коснулись, в частности, накопительной части взноса - она будет составлять два процента. За сокращение накопительной части выступали вице-премьер Ольга Голодец и Минтруд, против - первый вице-премьер Игорь Шувалов, Минфин и Минэкономразвития. Об этом Владимир Аверин беседовал с экономистом Михаилом Хазиным в студии радио "Вести ФМ".

Аверин: Здравствуйте. В студии Владимир Аверин. Мы продолжаем цикл программ, посвященных пенсионной стратегии нашего государства. Не так давно за подписью вице-премьера Голодец в Думу ушел документ, несмотря на некоторые возражения, которые высказывали Министерство экономического развития и Министерство финансов. Значит ли это, что у правительства есть определенная точка зрения? И значит ли это, что она есть в обществе? Вот об этом мы сегодня будем говорить с нашим гостем - экономистом, президентом компании экспертного консультирования "Неокон" Михаилом Хазиным. Михаил Леонидович, здравствуйте.

Хазин: Здравствуйте. А Голодец - это он или она?

Аверин: Это она. Ольга Голодец.

Хазин: Понятно.

Аверин: Госпожа Голодец - вот так, наверное, будет правильно.

Хазин: Да, очень интересно.

Аверин: И все-таки, вот смотрите, уже не первый месяц обсуждение так или иначе идет  пенсионной стратегии, и помимо сокращения там срока страховых выплат с  40 до 35 лет и сокращения срока дожития с 21 года до 19, вот ничего такого вот совсем осязаемо конкретного. Я думаю, большинство наших слушателей так и не знают  про эту самую пенсионную реформу.

Хазин: Чувствуете ли вы в себе возможность дожития?

Аверин: Да, дождить 21 год после ухода на пенсию.

Хазин: Я вот не чувствую себе возможности дожития на ту пенсию, которую мне будут платить.

Аверин: То есть, как бы это сказать, вот эти вот 40 процентов от зарплаты, которая была, не вызывают энтузиазма, да? Которые обещаны.

Хазин: Во-первых, что такое зарплата? Во-вторых, что такое стаж? У меня, например, нет непрерывного стажа, у меня и зарплаты-то нету. Я как бы работаю руководителем своей собственной компании, и как и полагается малому предпринимателю, я работаю много, а платит она мне мала. Ну, там она оплачивает командировки, командировочные, еще чего-то, но это все же не входит как бы.

Аверин: Да.

Хазин: Вот. И по этой причине я-то точно знаю, что у меня пенсии не будет. Я, к сожалению, не сумел остаться на госслужбе, где бы мне, конечно, платили бы большую пенсию. Ну и по этой причине как бы шансов на то, что я что-то буду получать, нет. Поэтому я сейчас  пытаюсь получить ремесло, которое будет меня кормить, когда я выйду на пенсию.

Аверин: Но ведь вы не одинок в этом смысле. Потому что опять же в ходе обсуждения этой реформы как раз малые предприниматели, люди, которые занимаются, ну почти что возвращаясь к языку позапрошлого века, отхожими промыслами - адвокаты, нотариусы и прочее-прочее, они вызвали как раз интерес большой.

 Хазин: Нотариусы много получают.

Аверин: Да. А почему они тогда отчисляют так мало в Пенсионный фонд? А давайте изменим ситуацию, давайте мы как-то всех уравняем, всех работающих - на себя, на дядю, на государство - неважно, и чтобы все платили одинаково.

Хазин: Давайте смотреть правде в глаза. Можно сколько угодно устраивать разные махинации, кто  платит больше, кто платит меньше. В каждый конкретный год, если государство может выделить какой-то кусок пенсионерам, то этот кусок будет делиться на всех пенсионеров, не больше. Вот это была легенда, которую придумали либералы в  90-е годы, о том, что каждый себе накопит на персональную пенсию. Они скромно умолчали о том, что вот эти самые накопления, они, темпы их роста или наоборот спада, зависят от общей экономической конъюнктуры. И если общая экономическая конъюнктура идет на спад в кризис, то эти сбережения сгорают. В тех же Соединенных Штатах Америки не знают, что делать, потому что формально очень многочисленное поколение конца 40-х - начала 60-х, вот 15 лет, беби-бумеры так называемые, они накопили много денег, потому что они удачно в 80-е годы, и в  90-е годы, вот в последние 20 лет своей жизни они накопили. Но этих денег нет, в экономике их нет

Аверин: И они их накопили в пенсионных фондах  да?

Хазин: Они их накопили  в пенсионных фондах. У фондов есть активы, но эти не соответствуют тем деньгам, которые они должны  выплатить. Как только эти фонды начнут эти активы реализовывать, начнется катастрофа.

Полностью слушайте в аудиоверсии.