программа: Интервью
20:27, 22 декабря 2012

Что необходимо знать о предстоящей пенсионной реформе?

Сегодняшние пенсионеры могут быть спокойны. А вот тем, кому еще только предстоит уйти на заслуженный отдых, нужно быть начеку. Об этом Владимир Аверин беседовал с экономистом Евгением Гонтмахером в студии радио "Вести ФМ".

Аверин: Здравствуйте, в студии Владимир Аверин. Мы продолжаем цикл программ "Деньги на старость". И сегодня у нас в студии Евгений Гонтмахер - заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук. Евгений Шлемович, здравствуйте.

Гонтмахер: Здравствуйте.

Аверин: На протяжении нескольких лет мы с вами говорим о том или ином аспекте пенсионных отношений в нашей стране. И сегодня, когда дискуссия по поводу новых пенсионных отношений, в общем, обретает особый накал, скажите мне, пожалуйста, вот то, что сейчас так активно дискутируется, сколько в этой дискуссии собственно экономики, а сколько в этой дискуссии политических каких-то решений? И не станет ли в очередной раз экономика пенсионной реформы заложницей неких политических решений?

Гонтмахер: Ну, вы правильно поставили вопрос, потому что политики намного больше, чем экономики. Объясняю, почему. Дело заключается в том, что есть факт, что у нас Пенсионный фонд имеет большой дефицит, более триллиона рублей в год федеральный бюджет фактически дотирует его, причем очень быстро растет этот дефицит. Естественно, что это очень беспокоит тех, кто у нас отвечает за федеральный бюджет, ну и вообще кто отвечает за нашу экономику. Беспокоит почему? Потому что ну как бы у нас авансированы на ближайшие годы большие планы, допустим, по перевооружению вооруженных сил наших, по реформе правоохранительной системы, по всяким инфраструктурных проектам - дороги, мосты.

Аверин: Олимпиада, чемпионат мира...

Гонтмахер: Олимпиада, ну много чего нам как бы не хватает.

Аверин: Да, деньги нужны.

Гонтмахер: И, между прочим, есть образование и здравоохранение. Оно, конечно, там на втором плане, к сожалению.

Аверин: Но есть.

Гонтмахер: Даже на третьем, но оно пока есть.

Аверин: И продолжая вашу мысль: и, к сожалению, еще есть некоторое количество людей, которым надо как-то тоже в старости жить.

Гонтмахер: Ну, да, да. Так вот, понимаете, были, видимо, расставлены какие-то приоритеты (они не прописаны, конечно, это все даже возможно на каком-то уровне таком подсознательном), вот приоритеты того, куда надо тратить деньги, учитывая, кстати говоря, что макроэкономика в ближайшие годы будет у нас такой, ну сложной. Она будет не катастрофическая, но сложная. Денег, вот столько денег, сколько было до 2008 года, я бы сказал так, такого роста количества денег у нас уже не будет, это понятно всем. И рынки нефти и газа, и кризис мировой экономики - это мы все видим. Некоторые говорят, что этот период будет лет на десять, ну в мире. Понимаете, мы же в этом смысле тоже никак не можем из этого выскочить. И вот возникает вопрос: куда прежде тратить деньги? Конечно, впрямую сказать: ребята, пенсионеры, вы подождите, пожалуйста... или там будущие пенсионеры, а мы сейчас будем на это... Ну, никто этого делать не будет, конечно, все хорошие слова в адрес и нынешних пенсионеров, и будущих пенсионеров, они говорятся. Но снова же это ушло, конечно, на третий план. В этой проблеме есть два аспекта: это нынешние пожилые люди - конечно, никто не будет снижать пенсии, ну, политически это самоубийственно, я думаю, что такой мысли ни у кого нет.

Аверин: Да и экономически для очень многих семей это самоубийственно.

Гонтмахер: Ну, безусловно, да, но мы с вами о политике говорим. И, конечно, пенсии будут расти, по крайней мере в ближайшие годы, расти будут умеренно, ну скажем так, по инфляции. По той во всяком случае инфляции, которая нам с вами объявляется.

Аверин: По официальной инфляции.

Гонтмахер: Нет, ну есть просто разные способы расчета инфляции. Как раз, кстати говоря, для пенсионеров инфляция выше, чем та инфляция, которая нам оглашается как бы в среднем для всего населения. Это мы понимаем почему: другие товаропредставители.

Аверин: Нет, ну это понятно, конечно, да.

Гонтмахер: Но тем не менее, я повторяю, для нынешних пенсионеров (их уже почти 40 миллионов человек) ничего не изменится, по крайней мере в худшую сторону.

Полностью слушайте в аудиоверсии.