Насколько патриотичны россияне? Об этом Елена Щедрунова беседовала с генеральным директором Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерием Фёдоровым в эфире радио "Вести ФМ".

Щедрунова: Здравствуйте, у микрофона Елена Щедрунова. У нас в студии научный руководитель факультета политологии и социологии Финансового университета при правительстве России, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Фёдоров. Валерий Валерьевич, здравствуйте.

Фёдоров: Добрый день, Елена.

Щедрунова: Про последние опросы ВЦИОМ и про ваш взгляд на то, что происходит сейчас. ВЦИОМ каждый раз проводит опросы, что такое 9 мая для ваших респондентов. Те данные, которые были в этом году, которые были получены в этом году, как-то отличаются от того, что было раньше, что-то изменилось?

Фёдоров: Это настолько масштабный праздник, я бы сказал, главный праздник такого общественного, государственного порядка, что по своему значению и роли в жизни людей он сравним только с Новым годом. Но, очевидно, Новый год - это праздник семейный прежде всего, а День Победы - это праздник, когда мы все ощущаем себя частью чего-то большего, чем просто семья, частью общественного целого, частью национального целого. Поэтому говорить о том, что, предположим, сейчас его все полюбили, а раньше нет, нельзя.

Щедрунова: Но в свете последних событий и того взрыва патриотизма, который наблюдается в нашей стране, может быть, масштаб, не знаю, восприятия этого праздника и градус эмоций, которые вызывает этот праздник, повысился? Или всё осталось примерно так же, как и было, и всегда это вызывало высокий градус эмоций?

Фёдоров: Высокий градус эмоций этот праздник приобрел где-то еще в середине 90-х годов. Тогда это была некая компенсаторика, еще при Борисе Ельцине, возобновились военные парады. Несколько лет они не проводились, но затем традиция была возвращена. Это, конечно, делалось для того, чтобы, так сказать, подсластить пилюлю. Это было тяжелое время беспорядочных хаотических реформ, когда политики и власти призывали людей потерпеть: мол, вот-вот уже наступит светлое будущее, а оно всё никак не наступало. Наоборот, настоящее становилось всё более унылым, бедным, унижающим, оскорбляющим. И власти, конечно, сделали попытку опереться на эту традицию, чтобы как-то уважить тех, кто больше всего проиграл от перемен, прежде всего ветеранов.

А с начала нулевых годов тренд сменился. Россия, как тогда стало модно говорить, начала вставать с колен, и это придало новый импульс празднику, потому что Россия сильная, Россия великая, Россия, которая в себя верит, себя уважает, не может перечеркивать историческую преемственность. И в истории тут же стали искать даты, события, явления, которые подчеркивают, что мы действительно сильные, мы сыграли огромную роль в истории всего мира, спасли мир от "коричневой чумы". И, конечно, градус патриотизма, связанный именно с 9 мая, в начале нулевых уже стал зашкаливать.

А затем появились новые символы, или новые старые символы приобрели новое значение. Это георгиевская ленточка. Напомню, в первой половине нулевых этот символ, который в имперское время был символом, это был бант ордена Святого Георгия, очень значимого военного ордена, редкого ордена. В советское время это был бант ордена Славы, так же очень серьезного и редкого ордена. Их, полных кавалеров ордена Славы, было существенно меньше, чем, скажем, даже Героев Советского Союза. Этот орден очень ценился, был такой солдатский орден, считался. Вот. А в нулевые годы это стало символом Победы - как такой объединяющей ценности, объединяющей темы, которая позволила нации уважать себя, искать опоры и находить опоры, пусть не в настоящем, пусть в прошлом. Но в прошлом весьма актуальном, не мифологическом, а историческом. Потому что в каждой семье, напомню, есть тот, кто воевал, либо тот, кто трудился в тылу, либо кто погиб, кем можно гордиться и о ком необходимо вспоминать.

Полностью слушайте в аудиоверсии.