программа: Интервью
13:05, 16 мая 2016

Хованское побоище: нет закона, регулирующего работу кладбищ

"Хованское побоище": проблемы кладбищ. Гость - Алексей Сулоев, вице-президент Союза похоронных домов и крематориев России.

Ведущая "Вестей ФМ" – Наталья Мамедова.

Мамедова: Давайте опишем типовой алгоритм действия гражданина, которому нужно похоронить близкого человека. Вот как ему надо действовать, чтобы максимально уйти от столкновения с мошенниками? Что сейчас надо делать? Куда обращаться? Ведь это же всё-таки бизнес.

Сулоев: Очень хороший вопрос вы задали. И самое смешное, что я вам сейчас даже затруднюсь на него ответить.

Мамедова: Да что вы?

Сулоев: Да.

Мамедова: Ведь столько вариантов.

Сулоев: Да не то слово. Я могу сказать, что я на эту тему защитил 2 диссертации, написал 5 книг. Мы в 65 странах мира изучали этот вид деятельности. Но я вам сейчас не могу сказать. Я могу сказать только, в какую фирму в Москве пойти, где я знаю, что вас не обманут. Но это будет реклама. Поэтому я этого делать не буду.

Мамедова: Да. То есть есть какой-то набор фирм, которые имеют лицензию.

Сулоев: Нет. Самое смешное, что вы очень правильно и логично подошли к тому вопросу, который у нас следующим был. Дело в том, что во всём мире все фирмы, работающие в этой сфере, имеют лицензию. В России в 2001 году было отменено лицензирование.

Мамедова: Отлично. А что тогда делает законной деятельность?

Сулоев: А ничего не делает законной. Самое смешное, что закона нет. В чём и проблема - то, что случилось. Это - проблема не мигрантов, не рэкета. Это всё мелкие вопросы. Надо искать причины. А причины в том, что нет закона. Потому что если бы был закон по этой сфере, то это бы не могло случиться никогда.

Мамедова: Ну, уж на крупнейшем столичном кладбище, наверное, точно.

Сулоев: Это - самое крупное столичное кладбище. Там всю жизнь работали люди оформленные, никогда не было ни одной проблемы. Они сами это говорят везде под запись. Я видел уже десятки этих записей. Проблема состоит в другом. Поменялся директор кладбища, пришёл новый человек. Этот новый человек решил, что, видимо, тех денег, которые получал его предшественник, ему маловато, и он решил получать денег больше. Я говорю не свою версию, а то, что я слышал из тех записей пострадавших, которые были. К ним пришли от руководства КБУ, от руководства... Сейчас выясняют, от кого они пришли - от КБУ или директора кладбища (там фамилии на одну букву отличаются). Я думаю, следствие установит. Это не такая большая проблема.

Но вопрос - в другом: как эти спортсмены, чеченцы, дагестанцы неделю до этого попадали на кладбище? Как они на скутерах ездили, изучали это кладбище? Как они въезжали туда? Я могу сказать, что ни одна машина без разрешения директора кладбища въехать не может на кладбище однозначно. Там же есть видеокамеры; давайте посмотрите, если они ещё не уничтожены, кто их туда впускал, по чьей команде. Это первый вопрос.

Второй вопрос: если все знали, что это произойдёт (а это все знали, сейчас уже этот факт известен), тогда почему не были привлечены силы ЧОПов с других кладбищ? У нас тут 136 кладбищ, которые охраняются за счёт бюджета. И раньше, если был какой-нибудь случай (не важно, вандализм, знали, что будут всю ночь какие-то вандалы), стягивались дополнительные силы из других ЧОПов. Этого не было сделано. Это тоже вопрос - почему не было сделано?

Полностью слушайте в аудиоверсии.