Гость - доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов

Ведущий "Вестей ФМ" - Павел Анисимов.

Темы:

31 мая в Астане состоится заседание Высшего Евразийского экономического совета.

Деньги на капремонт можно будет держать на депозитах.

ВЦИОМ: россияне не хотят становиться бизнесменами.

Анисимов: Ряд интересных заявлений сделала глава Центробанка Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. В частности, выступая на совместном заседании профильных комитетов Госдумы, она сказала, что плавающий курс рубля - это был некий встроенный стабилизатор экономики, хотя он и привел к волатильности курса рубля. По её мнению, если бы не ввели мы в 2014 году плавающий курс, то экономика страны в 2015 году упала бы ещё сильнее. Такое звучит противоречие. С одной стороны, плавающий курс привёл к волатильности рубля. С другой стороны - стал таким стабилизатором экономики.

Хестанов: Никакого противоречия нет.

Анисимов: Я говорю, на слух.

Хестанов: Действительно, плавающий курс рубля привёл к тому, что наш прежде всего федеральный бюджет начал автоматически настраиваться на цены на нефть. А в чём заключается стабилизирующий эффект? У нас около 43 процентов наполнения федерального бюджета (причём это сейчас; соответственно, в то время даже несколько больше)...

Анисимов: Около 50 было.

Хестанов: Да. Это - поступления от экспорта. И именно за счёт колебаний курса рубля у нас происходило следующее. Если, допустим, цена на нефть снижалась, то есть поступления от экспорта пропорционально снижались, это приводило к тому, что рубль относительно доллара дешевел, и бюджетных рублей в бюджет поступало столько же. А у нас особенность бюджета заключается в том, что 43 процента (это по последним данным) - это поступления от экспорта, а почти все расходы бюджета - рублёвые. В этих условиях - именно ослабление рубля, которое, безусловно, никого особо не радовало. Все мы в числе прочего потребители и прекрасно знаем, что вслед за ослаблением рубля растут цены в магазинах. Но если взвесить на двух чашах весов две вещи: на одной чаше весов - дефицит бюджета (а я повторюсь, что дефицит бюджета - это неспособность государства выполнить свои обязательства, причём самое болезненное - это пенсии, социальные пособия, зарплаты бюджетников), это на одной чаще весов. На другой чаше весов - девальвация рубля. Так вот, с этой точки зрения девальвация рубля - это просто меньшее зло. И, собственно говоря, это меньшее зло и было выбрано. Причём в значительной мере это действительно дало свой эффект. То есть у нас сильно снизился дефицит бюджета. Кроме того, это поддержало наших экспортёров, у которых значительная часть выручки - валютная, а расходы, соответственно, рублёвые.

Также в некоторых отраслях (пока это, к сожалению, в основном коснулось пищевой промышленности) это всё-таки подтолкнуло пресловутое импортозамещение. Да, успехи в области импортозамещения не так велики, как хотелось бы, но они всё-таки есть.

Полностью слушайте в аудиоверсии.