Теракт в Ницце. Гость - Олег Барабанов, доктор политических наук, завкафедрой политики ЕС МГИМО.

На связи со студией: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Ведущие "Вестей ФМ" - Сергей Корнеевский, Ольга Подолян.

Барабанов: Как только прошёл чемпионат Европы, полиция расслабилась, лидеры исламистских общин стали свободны от вот этих обязательств, если следовать этой конспирологической теории, и сразу же в День взятия Бастилии они устраивают этот теракт. Я бы даже не связывал его напрямую с ИГИЛ, как сделал Франсуа Олланд, поскольку прямых данных нет. Человек явно там что-то, может быть, подворовывал, хулиганил, был в полицейских досье, но никогда не был в досье спецслужб, никогда не был замечен в причастности к терроризму раньше. Но это как раз тот случай, когда обстановка накалена, когда неприятие нынешней французской политической системы и социально-политической системы - вот Евгений Сатановский образно, но ярко, назвал всю эту систему "евнухами" – оно назревает во французском обществе. Практически четверть его, от 20 до 25% жителей Франции, французских граждан, имеющих французские паспорта - они выходцы из исламских стран. И они тоже понимают, что нынешняя политическая система - она неэффективна, она импотентна, она не может решить никаких вопросов. И поэтому неприязнь, ценностная неприязнь этой системы - она в исламском сообществе Франции нарастает. То есть здесь я бы не валил всё на исламистов, не валил бы всё на призраки "Аль-Каиды" или призраки ИГИЛ. Потому что понятно, что неэффективность государственного управления во Франции, которая наступила, наверное, после Ширака и затем продолжилась после Саркози при Олланде - она вызывает естественное чувство протеста в исламской общине. И всегда могут найтись радикалы, которые тут же придумают, как это превратить в теракт. Вот здесь ситуация не так однозначна, используя известную же фразу.

Корнеевский: Олег Николаевич, дело в том… Я себе представляю, это гражданин Евросоюза 31-летний устроил. То есть, например, моя бабушка приехала во Францию и живёт там, у неё рождается моя мама, потом я рождаюсь, 30 лет живу в этой стране, а потом я устраиваю теракт в День взятия Бастилии! Что происходит с гражданами Франции? Это какие-то необычные граждане.

Барабанов: Знаете, здесь опять же… Мы об этом говорили, в том числе и в вашей студии, после парижских терактов. К сожалению, эта тема сейчас очень остра и востребована. Но я повторю, я далёк от того, чтобы во всём винить исламскую общину Франции. И понятно, что это уже второе, третье поколение. Но у них, у этих молодых людей, сейчас происходит этническое, национальное, ценностное самоопределение, и когда они видят… Мы же не зря говорим в российских СМИ, на российских ток-шоу - и телевизионных, и в радиопрограммах - о росте бездуховности в Европейском союзе, о том, что европейские ценности пресловутые превратились в полный фарс, что они свелись лишь к защите сексуальных меньшинств и ни к чему больше. И это видит та же мусульманская молодёжь, которая с французским паспортом живёт в пригородах Парижа или живёт вокруг Марселя, и они понимают, что они с ценностной точки зрения гораздо более цельные натуры, чем то поколение французов, отзомбированное вот этой толерантной пропагандой, которую они видят в повседневной жизни.

Полностью слушайте в аудиоверсии.