Заседание спортивного арбитражного суда в Женеве. В студии "Вестей ФМ" глава комиссии Ассоциации юристов России по спортивному праву Сергей Алексеев и президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

"Вести ФМ": Никаких имен накануне названо не было, вы уже говорили, что сослались на то, что времени недостаточно было, хотя, казалось бы, пробы исследованы.

Абзалов: Просто название конкретных спортсменов – это прямая дорога в суд. Это, соответственно, обвинения, это деловая репутация, это честь  и достоинство, это Европейский суд по правам человека. Заодно посмотрим, кто более прав, Ходорковский, например, или Исимбаева. И влияет ли на это политические решения? Потому что название и обвинение конкретных людей в допинге, либо надо обвинять всю федерацию, то есть перечислить всех по именам, либо, соответственно, надо не обвинять  никого в данном случае, то есть единственный способ -  деперсонификация.

"Вести ФМ": Подождите, получается какой-то юридический казус. С одной стороны, если назовешь конкретных пять спортсменов, 10 спортсменов, то ты попадаешь в суд, а если ты не называешь никого, отстраняешь сразу всех, ты в суд не попадаешь.

Абзалов: Здесь какая схема? Скорей всего назовут тех, кто попался на допинге, такое есть, это во всех странах есть, вопрос в другом: а если вы не называете остальных, на каких основаниях вы их относите, на каких основаниях вы отказываете в презумпции невиновности? Есть основание того, что в Российской Федерации работала лаборатория WADA, а спортсмены, которые, например, не участвовали в чемпионатах мира, а которые, соответственно, на предыдущие чемпионаты не избирались, например, они все прошли через сочинскую и московскую лабораторию? Если, например, они прошли лабораторию в других федерациях, которые, соответственно, с этим не связаны. Тут на самом деле есть целый ряд вопросов забавных, которые все равно вымостят дорогу в суд, поэтому здесь единственный способ показать, что есть системные нарушения. Для того, чтобы отстранить страну, надо показать фундаментальность процесса. А конкретные фамилии – это уход в частности, поэтому, я думаю, что это та же попытка МОК снять с себя ответственность. Вот, нам назвали эти фамилии, эти фамилии мы не допустим. А дальше разбирайтесь с ВАДой, кого она там выявила. Я думаю, схема именно в этом.

Алексеев: Есть общепринятая в соответствии с кодексом WADA процедура допинг-контроля, проверяются две пробы, тестирование производится. Если две пробы положительные показывают результат, то, соответственно, через дисциплинарный комитет и руководство Федерации доказывается это и отстраняется спортсмен. А что касается вот таких сомнительных недоказанных обвинений коллективных, то они идут вне закона, то есть спортивным и олимпийским правом такие процедуры не предусмотрены, чтобы вот коллективно всех отстранять за употребление допинга. Проблема в чем? С юридической точки зрения, спортивное право, олимпийское право – это мягкое право, там много очень пробелов, и в настоящее время, вот как раз пользуясь этими пробелами руководство Международного олимпийского движения как бы импровизируют и создают быстро, в пожарном порядке свои как бы правила, хотя юридически это не правомерно создавать, это должно решаться всеми участниками олимпийской семьи или всеми участниками международной федерации по легкой атлетики, поэтому в силу вот этой импровизации, юридической пробельности спортивного законодательства, они что хотят, то и творят.

"Вести ФМ": Подождите, что в такой ситуации делать? Если вы говорили, что то решение, которое последовало, оно было предсказуемо и ожидаемо, то, наверно, дальнейшие действия тоже можно просчитать. И как? Просто ждать, соответственно, окончания всего этого шоу для того, чтобы потом идти в суд, или можно что-то начать делать сейчас?

Абзалов: Окончательное решение принимает МОК. На самом деле ВАД не может влиять на МОК, она сейчас информационно фактически влияет, то есть эти письма, они не имеют юридического статуса. Что это за такое расследование, которое, соответственно, направляется отдельными письмами, присоединяются какие-то федерации, это 20 групп спортсменов. Э то что такая за юридическая норма в системе функционирования Международного олимпийского комитета?

"Вести ФМ": Тут, наверно, неважно, норма есть или нет, важен результат.

Абзалов: Это создание информационного поля. То есть, необходимо создать информационный всплеск, на котором МОК под давлением придется принять решение. И сейчас это решение проводится фактически политически -информационно. Как вы отреагируете на то, что у нас там есть несколько федераций, которые выступают за то, чтобы снять Россию с Олимпиады? Какие федерации, до конца не называется, потому что они называются через средства массовой информации, федерации-то официально не подтверждают. Двадцать спортсменов тоже официально не подтверждают и притом еще рассказывается по поводу того, что до этого через институты проходила работа с федерациями, то есть рассылались письма с требованием поддержать это решение. То есть, на самом деле, юридического статуса здесь нет, здесь информационная составляющая, информационно – политическое давление. А дальше возникает вопрос: если есть страны, которые реально хотят бороться с допингом, как они после этого будут себя вести? Если они будут понимать, что они борются с допингом и им это записывается как слабость, и говорится, что если вы признали, что вы боретесь с допингом, что у вас есть проблемы со спортсменами, проблемы есть в любой стране, то значит как бы вы системно виноваты и вам всю федерацию можно отстранять. И что после этого будет делать Китай со своими тяжелоатлетами? Он ни одного из них не поймает. Тоже самое будет происходить в Индии, тоже самое в Великобритании, это дискредитирует антидопинговое расследование как таковое. И что такое антидопинговое взаимодействие? Это когда национальные федерации пытаются самостоятельно разобраться, подключают ВАДу, пытаются соответственно выявить людей, которые реально употребляют, пытаются бороться  с тенденцией. Но если сейчас она политизируется, то смысл бороться с этой тенденцией? Если борются политические ресурсы, они дискредитируют весь спортивный контур как таковой. Выигрывает тот, кто лучше прячет и кто жестче отстаивает свою позицию, а не тот, кто реально пытается побороться. И в данном случае проигрывают страны, которые реально поверили в спорт без политики, и в результате столкнулись с какими-то хрустальными потолками, на самом деле. И в этом основная трагедия, потому дискредитируется спортивное движение как таковое. А  у нас на самом деле немного объединяющих моментов деполитизированных.

Алексеев: Произошел юридический конфликт конкретный, есть обвинения со стороны наших партнеров конкретные, причем жесткие очень обвинения, не доказанные, очень сомнительно это все. Произошел спор. Юридические споры решаются в специальных юридиксионных структурах, где рассматривается точка зрения с обеих сторон. Это суды, это судебные инстанции, другие юрисдикционные инстанции. До решения этого конфликта какой-то официальной юридиксионной инстанцией, если брать цивилизованный порядок, МОК не может принимать радикального решения в отношении одной из ведущих спортивных держав, претендующих на медали. С точки зрения юридической. Теперь мы знаем, что спорт – это не только достижения, это сейчас большие деньги. Большой спорт, спонсоры, это телевидение, это реклама, трансляции и прочее. То есть, соревнование олимпийское – это продукт, которые продается всем участникам, включая зрителей и так далее. Что происходит? Если мы убираем такую мощную сборную, то у нас соревнования – это продукт неполноценный, то есть те медали, которые будут, они без учета одной из ведущих держав, претендующих на медали.