Экономический прогноз. Гость - президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Ведущий "Вестей ФМ" - Павел Анисимов.

Абзалов: У нас бюджет… Расходная часть определена, мы её менять вообще практически не можем. Вопрос в том, где взять доходы. И как, соответственно, будет выстраиваться сама система пополнения. То есть можно их пополнять за счёт заимствования - сейчас ситуация на рынке для нас, можно сказать, очень хорошая. Мы сейчас можем занимать такие денежные средства, несмотря на санкции, на всё остальное, рынок просто перегрет. Особенно облигации федерального займа у нас просто перекрывает в 3-4 раз периодически, а доходит до 6.

Анисимов: А что значит - более низкий процент?

Абзалов: Это означает: более низкий процент – более удобное обслуживание. То есть сейчас занять намного лучше, чем, например, ещё 2 года назад. То есть наращивать, например, внешнюю часть, кредитную, пока сейчас выгодная составляющая. Напомню, что пока что мы выходим примерно по миллиарду, на 3 фактически, 6 может быть гипотетически, но это как бы не очень большие объёмы. Возможна программа приватизации. Та же самая "Башнефть", "Роснефть", которые могут добавить в копилку от триллиона, 200 с чем-то миллиардов точно по "Башнефти". Тоже серьёзные возможности. Либо, наоборот, повышение налогообложения. Как его повышать? Поэтому вопрос заключается именно в том, что расходная часть у нас более-менее утверждена, вопрос в том, как она будет меняться именно внутри, в соотношении друг к другу. Это вопрос открытый. И как на этом фоне ещё поддержать субъекта Российской Федерации, на который пришёлся основной удар. Ведь повышение, например, подоходного налога – это история не федеральных налогов, это история именно регионов и попытка поддержать именно их. 80% регионального налога, возьмём, соответственно, налог на доходы физических лиц, он идёт в региональный бюджет, а в региональных бюджетах очень ситуация сложная, потому что им приходится брать кредиты в коммерческих банках, а это, соответственно, обслуживание. Поэтому в некоторых субъектах ситуация непростая, и федеральный центр, конечно, не даст повториться ситуации в Московской области, когда у нас там был разрыв (правда, потому что некоторые люди любят ходить с тремя миллиардами с половиной – за рубеж ездить со своими женами). Но сейчас ситуация сложнее, потому что это более такой системный подход. Поэтому вопрос как раз заключается не столько в том, как переформатировать тот конструкт, который уже есть, сколько в том, как его эффективно развернуть на развитие в субъектах Российской Федерации и не получить очень серьёзный удар по социальной сфере. Вот это - основная проблема.

Что касается денег, с которыми ходишь в магазин. Но если ты ходишь со своими деньгами в магазин, которые ты же сам и номинируешь, и эмитируешь, то ты можешь купить фактически всё, что угодно, важно контролировать курс. Поэтому за этот вопрос как раз и идёт основная борьба между Минфином и Минэкономразвития, которую Минэк, кстати говоря, проиграл. Я напомню, что Минэк сейчас подвернёт все своё… Бюджет строится на основании программ социально-экономического развития. Это ещё с Грефа пошло. У Минэка программа социально-экономического развития разошлась с прогнозами и позициями Минфина.

Анисимов: И он подогнал…

Абзалов: И он фактически подогнал, подвертел его. Ну, он там расходился по инфляции. Почему важна инфляция? Потому что от инфляции фактически зависит индексация пенсии, индексация целого ряда направлений, например, ставка по ипотеке, условно говоря. Поэтому за счёт того, что снижается инфляция прогнозная, снижаются и расходы, закладываемые в бюджет на те или иные статьи.

А второе, в чём они разошлись и в чём пришлось подгонять, это, собственно говоря, курс в Российской Федерации. Будучи сырьевой страной… У нас есть пространство для манёвра, но если рынок принципиально разворачивается, играть против него резервами бессмысленно. 2008 год это показал. То есть придётся либо ослаблять системно, либо системно укреплять. То есть мы можем маневрировать в рамках коридора, когда ситуация более-менее стабильная. Сейчас ЦБ держит курс, но он держит курс не только и не столько, потому что эффективно им манипулирует, а потому что система, фундаментальные системные составляющие не меняются. Внешние факторы прежде всего. Минфин закладывает высокий курс для чего? У нас порядка половины доходов бюджета зависит от курса, и для нас важна не цена на нефть в долларах на WTI, соответственно, или другие марки, а нам необходима она в рублях. Потому что если у вас более 50% номинировано именно в рублёвой составляющей, вы просто в случае у вас нехватки… Для того чтобы выдержать трёхпроцентный дефицит, вам необходимо просто будет докручивать курс непосредственно. При, скажем так, спокойных макроэкономических условиях вы сможете это сделать просто путём ЦБ.

Полностью слушайте в аудиоверсии.