15:37, 14 марта 2013

Российские бизнесмены присматриваются к ситуации в Венесуэле

Эксперты не видят большой угрозы для российского бизнеса в Венесуэле после президентских выборов в этой стране. Нефтяные разработки, поставки вооружений и оборудования не должны серьезно пострадать из-за смены власти. Однако специалисты признают, что с уходом Уго Чавеса темпы экономической интеграции могут замедлиться, поскольку очень многое в принятии решений было замкнуто на главе государства. А основные инвестиции еще впереди. Об экономических интересах двух стран - материал корреспондента "Вестей ФМ" Николая Осипова.

Страна больших бизнес-возможностей - так говорили о Венесуэле в последние годы, правда, с оговоркой, что долгосрочные проекты подвергаются определенному риску. Россию это в свое время не испугало, крупные компании пришли в Каракас с миллиардами долларов и не побоялись вложить их. Основное направление - нефтеразработки, рассказывает кандидат экономических наук, заведующий лабораторией Центра экономических исследований Института Латинской Америки РАН Виктор Семенов.

"Прежде всего, выделяются проекты "Петромиранда", это блок "Хунин-6", и второй проект "Карабобо-2", "Хунин-6" - там национальный нефтяной консорциум, они уже в прошлом году начали добывать нефть, в этом году собираются добыть 2,5 млн тонн, а к 2017-2018 году - примерно 22,5 млн тонн".

Общие запасы нефти в бассейне реки Ориноко оценивают более чем в 200 млрд баррелей. Миллиарды долларов, которые уже были заплачены за доступ к контрактам и освоение месторождений, - это лишь малая часть инвестиций. Еще большие деньги предполагается пустить в дело в ближайшие годы, и в этом смысле у России есть время посмотреть, какой станет Венесуэла без Уго Чавеса. На прежнем президенте было замкнуто очень многое. Но поводов что-то менять пока нет. Ведь Россия как партнер для Венесуэлы удобна своим геополитическим положением, считают политологи. Уго Чавес действовал жестко и прагматично, когда выставлял из страны американские компании. Он стремился сохранить политическую независимость, понимая, что за интеграцию с США придется заплатить частью суверенитета. Со стороны России такой угрозы нет, объясняет глава Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

"Венесуэла привлекает российские фирмы в том числе потому, что Россия далеко от Венесуэлы и является источником технологий, который нужны им. То есть мы политического влияния там иметь не можем, при этом можем поставлять то, что востребовано, по удобным ценам и на удобных условиях".

Даже если предположить, что по каким-либо причинам Венесуэла начнет сокращать сотрудничество, к примеру, в оборонной сфере, то, по замечаниям наблюдателей, совместные проекты настолько объемны, что отказаться от них не получится, либо это будет очень дорого стоить для Каракаса. В последние годы туда поставляли зенитные ракетные системы С-300, танки, многофункциональные истребители "Сухой", военные вертолеты, автоматы АК-103, переносные минометы и бронетранспортеры. Даже при отсутствии новых поставок потребуется обслуживание этого оружия, а значит, российские компании останутся в Венесуэле в любом случае. Еще один важный нюанс совместного бизнеса - это юридическая сторона вопроса. Все контракты, которые были подписаны, составлены на достаточно высоком уровне, просто так их нарушить, даже при возникновении политических проблем, невозможно. Это гарантирует определенную защиту, по крайней мере, для крупных инвесторов, напоминает председатель комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов.

"Российские компании достаточно неплохо застрахованы от политических рисков, которые так или иначе возникают в связи с изменениями в политической системе любой из тех стран, где российский бизнес работает".

Нефть и вооружения - безусловно, самые финансовоемкие сферы сотрудничества двух стран. Но есть и другие направления, от которых тоже многое зависит. Михаил Маргелов напоминает об этом: совместный бизнес в машиностроении, высоких технологиях, поставки товаров - здесь все еще впереди, многие просто не успели как следует обосноваться на венесуэльском рынке.

"Номенклатура товаров, которые мы готовы поставить, это не только автоматы Калашникова, которые в Венесуэле начали производить, это и продукция российского автопрома, тяжелого машиностроения, возможность подключения Венесуэлы к ГЛОНАСС, это значит, высокие технологии, велись разговоры о российско-венесуэльском банке и переходу к расчетам в национальных валютах".

Если нефть, газ и вооружения в достаточно мере зависят от политической воли руководства страны, то присутствие мелкого и среднего бизнеса свидетельствует о естественной экономической интеграции. Она уже есть. Многие предприниматели ведут совместный бизнес с венесуэльскими компаниями. Главным образом потому, что там очень комфортные условия для этого, мягкая налоговая система. Правда, основной проблемой остается криминал, но и это не слишком пугает российских предпринимателей, по крайней мере так, как это могло бы напугать любых других, комментирует глава Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

"Возможностей много, потому что нефтяная экономика Венесуэлы дате шансы для развития внутреннего рынка, и деньги в стране водятся, и не очень крупные бизнесмены из России там работают. Я сталкивался с одним своим старым знакомым, который мне показал свою визитку, и стало понятно, что он работает в основном в Каракасе. Они импортируют не только российские, но украинские и белорусские товары".

Среди развивающихся направлений - строительство, российские подрядчики участвуют в проектах по возведению социального жилья в Венесуэле, совместные предприятия занимались поставками фруктов, цветов и даже планировали возить в Россию местный национальный алкогольный напиток на основе агавы. Так что и Венесуэла нашла для себя рынок сбыта в России. Но при всех благоприятных прогнозах многие бизнесмены все равно с осторожностью наблюдают за происходящим в стране. Тестовыми станут первые месяцы после выборов, в течение которых новый президент Венесуэлы покажет, насколько он готов сохранить наследие Уго Чавеса.