В России могут запретить продажу травматического оружия. Подавляющее большинство преступлений и несчастных случаев происходит с применением именно травматики. Как пишет "Российская газета", законодатели готовят поправки к оружейному закону. Речь идёт о правилах оборота гражданского и служебного оружия, находящегося на руках у населения и числящегося на вооружении частных охранных предприятий. Эксперты МВД считают, что некоторые положения закона об оружии и подзаконных актов надо ужесточить, а некоторые, наоборот, сделать более либеральными. Однако самое резонансное предложение - полный запрет на продажу травматики. К чему это приведёт? В эфире "Вестей ФМ" рассказывает председатель общественной организации "Гражданская безопасность" Сергей Гринин.

Гринин: Во-первых, те, кто выступает за запреты, обычно питаются информацией исключительно из шумихи в СМИ. Каждое неправомерное применение оружия - это громчайший скандал именно потому, что они редчайшие. На страну происходит десяток-другой случаев в год, на всю страну.

Фролова: А та статистика о том, что большинство преступлений, убийств связано именно с травматическим оружием - это неверная статистика?

Гринин: Секундочку! Количество убийств в стране зашкаливает, ежегодно мы от криминала теряем более 100 тысяч жизней, это по исследованиям Академии Генпрокуратуры, болен 100 тысяч криминальных трупов в год! От легального оружия - это единицы, максимум - десятки. При этом на другой чаше весов даже с нынешним несовершенным законом, с правоприменительной практикой ужасной, когда после законного же выстрела вас могут посадить с большой вероятностью, больше, чем половина, и с тем недооружием, что есть сейчас, сотни случаев, когда оружие спасает жизни своим законопослушным владельцам - это только по московскому региону, я не знаю статистику по стране. По стране получается, наверное, тысячи. То есть, на одной чаше весов - десятки случаев незаконного применения, на другой - тысячи спасенных жизней. Что важнее? Это раз.

Второе: к травматике много претензий. Давайте оставим бытовое, огнестрельное короткоствольное ограниченного поражения - очень длинное название, привыкли уже травматика говорить. К травматике много претензий, в том числе, ее позиционируют как нелетальное. Вообще во всем мире - это спецсредство, это не оружие по классификации. Им вооружают полицейских, это считается спецсредством наравне с резиновой дубинкой и наручниками. Оружием оно считается у нас по закону об оружии. И это спецсредство, данное в руки гражданам, имеет массу недостатков, в том числе, сниженный порог применения. Человек считает, что у него в руке, как говорят в рекламе, кулак боксера-тяжеловеса, и он его применяет менее обдуманно, порой, не все, но порой, чем человек, знающий, что у него в кобуре находится смертельное летальное оружие. У него порог применения много выше. Это не теоретизирование. Даже если взять статистику неправомерного применения, огнестрел длинноствольный, который на руках в разы больше, раза в три, примерно, применяется много реже. Человек-владелец, что будет...

Аверин: Огнестрел длинноствольный?

Гринин: Да, длинноствольный.

Аверин: Так его сложнее носить, сложнее достать, а это вот вытащил из кобуры и - ба-бах!

Гринин: Масса применений на дому, где сейф рядом, пили вместе.

Фролов: А его хранить в разобранном виде нужно или как?

Гринин: Привести в боеготовое состояние - секундное дело. Дело нескольких секунд, на самом деле. В том числе, можно вполне законно транспортировать, то есть вести с собой в автомобиле, вести с собой в чехле и разряженным на плече, когда охотник на охоту едет. Он транспортирует оружие. Ношение - это когда у вас оружие расчехленное и боеготовое, патрон - в патроннике. Патрона в патроннике нет, даже если снаряженный магазин пристегнут - это законно. Перевести из транспортного в боевое - секунды. Но, тем не менее, несмотря ни на что, давайте будем уж совсем простыми: на охоте охотники пьют не меньше рыбаков в лодке. Но сколько случаев неправомерного применения на тех же охотах? Е-ди-ни-цы! Потому что люди понимают ответственность, и даже если они начинают друг другу чистить физиономии, никто не схватится за ружье. А если схватится, то все остальные его тут же и уговорят, что называется, это не делать.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

 

r