Почему в Сеть то и дело попадает наша личная информация? Кто торгует персональными данными? И как это остановить? Об этом говорим с первым заместителем председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, депутатом фракции ЛДПР Вадимом Деньгиным и советником президента России по вопросам развития Интернета Германом Клименко

БАДЬЕВА: Каким образом и куда могут попасть данные жителей Российской Федерации? Я так понимаю, что много разных воронок, куда их засасывают, эти данные?

КЛИМЕНКО: Я могу ответить за бабушек, за дедушек, за нечистоплотных врачей, за тех, кто раньше это делал без интернета, а делал это по телефону. Ведь, на самом деле, как в истории сейчас с грустной темой детских самоубийств акцентируется внимание на интернете, а акцентировать больше нужно внимания на детях все-таки. То есть, есть метод совершения преступления. На самом деле, мы сейчас с вами обсуждаем – данные утекают с помощью интернета. До этого они утекали с помощью телефонов. Ничего нового в этом нет, особенно если мы с вами говорим сейчас про вот этот криминальный бизнес похорон. Это было всегда. Это было и при социализме, звонили с подстанции. Это деньги. Там, где есть деньги, там всегда есть криминал. Да, надо говорить о том, что криминал очень активно начал пользоваться интернетом. Да, для него сейчас привалило счастье в силу принятых таких правил неожиданных. Он у нас как бы анонимный, поэтому все, что там происходит, гораздо более безопасно, чем по телефону. Если по телефону позвонить из больнички и сдать данные бабушки, которая умирает, потом можно найти, кто позвонил.

БАДЬЕВА: В данном случае эту смс-ку отправила старшая медсестра.

КЛИМЕНКО: А если это сделать через мессенджер, то найти окажется невозможным.

БАДЬЕВА: Почему?

КЛИМЕНКО: Если через зарубежный мессенджер это сделать, то нельзя будет узнать, кто это сделал. Ну а я сейчас просто хочу акцентировать ваше внимание на том, что утечки, во-первых, были всегда. Выносили на бумагах, выносили на магнитных носителях. Сейчас, действительно, интернет – это очень удобно, это создает огромные проблемы для службы безопасности, для людей, потому что люди не привыкли  к тому, что наши личные данные в интернете. Вот я сегодня заехал к врачу проверить глаз, мне закапали, и буквально пять минут, я смотрю, а про меня там уже все написано. То есть, пока я еще не видел, мне закапали, зрачки расширились, но мне выдали все в файликах, в почте, мне по почте пришли все мои фотографии. Мы уже давно оцифровались, только к этому еще не готовы. Мы привыкли к тому, что все, что находится в сейфе, – защищено. И когда у нас здесь в сматфончиках есть кнопочка safe или parol, мы верим, что все это защищено. Оказывается, что это не совсем правда. И тогда возникают истории. И это истории про все. Сегодня появилась история о том, что с банкоматов появились новые способы кражи данных, без накладочек. Люди, когда к банкоматам подходят, проверяют, нет ли там каких-нибудь скимминговых устройств, сейчас они появились дистанционные. Это будет наращиваться, это будет расти. Я не говорю, что это хорошо. Я говорю про то, что проблема существует, это проблема все-таки не интернетовского свойства.

БАДЬЕВА: Ведь вы помните, в 90-х продавались где-то на рынках вот эти диски.

ДЕНЬГИН: Я даже больше скажу, на Орликовом переулке продавались, на выезде на Садовое кольцо.

БАДЬЕВА: Во-первых, с телефонами, можно было найти любой телефон. И база данных ГИБДД.

ДЕНЬГИН: Я так понимаю, что она сейчас есть, только уже не в таком формате, не на дисках. Опять же, недавняя информация, мессенджеры, не буду говорить какие специально, чтобы не рекламировать, не создавать им капитализацию, хакеры нашли уязвленное место, с которого можно не только скачать всю переписку, но и все данные. Соответственно, мессенджер привязан к телефонному номеру, а вся инфраструктура…

КЛИМЕНКО: В любом программном продукте есть ошибки.

ДЕНЬГИН: Тот, кто создает программный продукт, специально пишет его для того, чтобы в любой момент это можно было проконтролировать.

r