О борьбе с терроризмом "Вести ФМ" поговорили с генерал-майором ФСБ в запасе, членом Совета по внешней и оборонной политике Александром Михайловым

Ведущая - Ольга Бадьева.

МИХАЙЛОВ: Вопрос заключается в том, что вот эта радикализация начинает распространяться и на другие национальности. Обратите внимание: в Европе - большое количество европейцев воюет на стороне ИГИЛа, то есть это - тоже такая же форма протеста.

БАДЬЕВА: А зачем идти так далеко, если у нас есть такие!

МИХАЙЛОВ: Конечно, я же поэтому и говорю. Когда мы видим людей, которые исповедуют радикальный ислам, мы воспринимаем их определенные национальности. А сегодня это - достаточно широкое понятие, и люди, скажем так, славяне, которые переходят в ислам и начинают исповедовать эти идеи, это - тоже питательная среда и для ИГИЛа, и для тех террористических организаций, с которыми мы имеем сегодня дело.

БАДЬЕВА: Есть так называемые вербовщики, в том числе и вот эти подозреваемые 8 человек, которых сейчас разрабатывает Следственный комитет. Кто стоит над вербовщиками - ведь над ними тоже кто-то стоит? Как это устроено?

МИХАЙЛОВ: Безусловно. Конечно, человек, который занимается вербовочной работой, он должен пройти какие-то "курсы переподготовки", то есть он должен проникнуться этими идеями. Он не просто работает по заказу, он является носителем этих идей, к которым он пытается привлечь большое количество людей.

БАДЬЕВА: Он делает это за зарплату?

МИХАЙЛОВ: Что-то делается за зарплату, что-то делается за счет убеждения. Но, по большому счету, мы, конечно, прекрасно понимаем, что процесс этот весь управляем. Я очень не люблю ссылаться на эти примеры, но я вынужден это делать, потому что это - факт. Огромное количество сайтов, которые не просто так наполняются - они же наполняются очень толковыми людьми. Там ведется очень тонкая, точечная пропаганда, связанная с привлечением на свою сторону большого количества лиц, оказавшихся в том числе и в тяжелом материальном положении. Они ищут вариант выхода из этого положения с помощью того, что они начинают общаться, они начинают собираться, а потом возникает внутренний протест, который превращается в различного рода террористические атаки. Сложнейшая проблема! Просто так никого не завербуешь, поверьте мне.

Очень часто я привожу такой пример: человек, который не склонен к тому, чтобы его завербовали, вы его ни за деньги не завербуете, ни под угрозой смерти. Но если уже человек созрел, он созрел в ситуации безысходности, в ситуации отчужденности, вот тогда он становится легкой добычей. Это не зависит даже от национальности; очень часто и русские, и другие национальности становятся носителями этих идей.

БАДЬЕВА: А кто стоит за этими или над этими вербовщиками? Это - вербовщики более высокого класса?

МИХАЙЛОВ: Есть такое понятие - "агент влияния". В свое время говорили про всяких агентов влияния. Вдруг оказалось, что его взгляды, его внутренняя позиция, его убеждения, его мировоззренческие установки - они очень четко совпадают с какими-нибудь стратегическими целями каких-то организаций, в частности - ИГИЛа. Поэтому, конечно, все начинается со многими очень издалека; не факт, что вот так просто пришли и "давайте завербуем". Нет, это все развивалось в процессе, а мы видим, что этот процесс развивается уже последние 10-15 лет минимум. То есть этот процесс - затяжной. И надо сказать, что этот процесс, кстати говоря, создали еще американцы. Не люблю на них ссылаться, но должен сказать, что как раз все, что связано с талибами, это был тот самый процесс, когда американцы пытались "заточить" их на борьбу с советскими войсками.

Полностью слушайте в аудиоверсии.