Встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, переговоры  по Сирии в Казахстане и др.

Гости - политолог, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов и заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.

Ведущая - Ольга Бадьева.

БАДЬЕВА: Главное сегодня – это встреча Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, которая, кстати, началась с шутки российского лидера. Там была заминка в начале встречи: в турецкой делегации один из ее членов никак не мог определиться, куда же ему сесть, на что Владимир Путин, глядя на все это, пошутил: "Не хотят твои работать!" Ну, если шутят лидеры, значит, не такие напряженные отношения, как мы думаем, или нет?

ЕГОРЧЕНКОВ: Либо снимают напряженность перед переговорами, которые, конечно, между Россией и Турцией, несмотря на то, что лидеры обеих стран сейчас сказали о том, что "мы вышли на предкризисный уровень взаимодействия", все-таки эта напряженность еще чувствуется. И на мой взгляд, субъективный, чувствовалась хорошо в ходе пресс-конференции по итогам и по тому, какие вопросы задавали журналисты, в том числе турецкие. Насколько жестко ставились эти вопросы и как выверено, как точно и как очень лаконично оба лидера отвечали. Так что, думаю, процесс восстановления отношений начался, но это еще - только начало процесса.

СИМОНОВ: Действительно, никто не отрицает того факта, что противоречия между Россией и Турцией - они есть и они постоянно проявляются. Возьмем ситуацию в Сирии, которая сегодня тоже достаточно активно обсуждалась. Вы знаете, например, что Турция предъявляла не так давно российской стороне претензии, скажем, что мы поддерживаем курдские вооруженные подразделения в Сирии, что наше Министерство обороны опровергало. Есть, мы знаем, очень непростые вопросы по снятию экономических ограничений. Напомню, что мы после известных событий ноября 2015 года ввели ограничения на поставку достаточно большого количества сельхозпродукции из Турции. И постепенно эти ограничения снимались. Эрдоган, кстати, не так давно, как мы знаем, был в России - я помню, тогда перед его визитом были сняты ограничения, реанимирован был ряд продукции: салаты, брокколи, еще что-то из Турции. Но остался вопрос, который все знают: это вопрос о помидорах. И сегодня он тоже обсуждался. На самом деле, смех смехом, но мы в лучшие годы томатов в Турции покупали на 300 миллионов долларов - вообще-то цифра достаточно внушительная.

БАДЬЕВА: Но Путин сказал, что они дешевле, поэтому, в общем, это хорошо для нашего потребителя, но не очень хорошо для нашего производителя.

СИМОНОВ: Правда, решили, что помидоры не вернутся, пока наши производители не окупят затраты и не выйдут на определенный уровень производства. Хотя я тогда не понимаю, куда будут возвращаться турецкие помидоры? Либо мы должны будем есть больше помидоров…

ЕГОРЧЕНКОВ: По крайней мере, в высокий сезон. То есть оговорились, что когда в России, к сожалению, есть такой период, когда помидоры плохо вызревают, такой "белый" период зимний, и, видимо, в этот период как раз там ограничения будут значительно более мягко работать. Об этом президент говорил, кстати, в ответ на прямой вопрос турецкого журналиста: "Скажите, когда уже вы отмените все ограничения по сельхозпродукции?"

Полностью слушайте в аудиоверсии.