Итоги выборов во Франции подводим в эфире "Вестей ФМ" с научным сотрудником Центра европейских исследований РИСИ Надеждой Узуновой и ведущим научным сотрудником Института Европы РАН Сергеем Федоровым, ведущий - Владимир Аверин.

АВЕРИН: Для вас как для исследователей - вы ученые, вы не записные политологи, что называется, вы занимаетесь изучением этого процесса - что-то стало более ясным о нынешней политической ситуации во Франции или, напротив, стало еще более неясным?

ФЕДОРОВ: Знаете, эти выборы – действительно сюрприз за сюрпризом! Все здесь пошло наперекосяк, я не знаю, как правильнее сказать, потому что вначале, когда были праймериз, была более-менее ясная картина – думали, что республиканцы будут: или Жюпе, или Фийон, или Саркози. Оказался Фийон. То же самое у социалистов – вдруг победил Амон, что полностью смешало карты, понимаете? И никто, в принципе, в начале этой кампании не ставил на Макрона. Все думали: интересный такой, молодой политик, набирает силу, создал свое движение. К следующим выборам, может быть, подрастет, и будет уже серьезной фигурой. И, конечно, то, что произошло с Фийоном, вся эта история с Пенелопой, со всякими финансовыми делами, с костюмами, чуть ли не до нижнего белья дошли, кто за что покупал – это полностью, на мой взгляд, переформатировало предвыборную расстановку сил, и дало, несомненно, фору большую Макрону, который и воспользовался этим. Надо сказать, что успешно воспользовался, молодец, что и говорить! Показал хороший результат. Но не будь вот этого скандала с Фийоном, я думаю, что, конечно, вряд ли он смог бы претендовать на пост главы государства.

АВЕРИН: Надежда Юрьевна, при этом, мне кажется, когда возникают подобные скандалы с нижним бельем, они возникают не просто так. Они возникают потому, что какая-то система, которая казалась прочной и устоявшейся, дает трещины. И в этих трещинах возникает как раз вот это бурление, я не знаю, замерзающая вода, расширяющиеся жидкости самого разного дурно пахнущего свойства. Можно ли было предполагать, что, действительно, вот эта устоявшаяся политическая система Франции, когда есть две основные партии, когда они, собственно, определяют будущее и настоящее страны, вот эта система дала сбой, и трещины уже были очевидны?

УЗУНОВА: Трещины были, конечно, очевидны задолго до выборов, и то, что изначально ставили целью выборов, чтобы пришел к власти такой человек, как Жюпе, который, в общем-то, как раз Макрону и Олланду очень близок по своим взглядам, несмотря на то, что он принадлежит к правым.

АВЕРИН: К противному лагерю!

УЗУНОВА: Да, по сути, вот это смещение к центру и размывание вот этого традиционного деления на правые и левые уже давно назревало. И то, что на праймериз неожиданно для всех победил... Все-таки Фийон – действительно правый, он был последовательный правый, считался, и во многих отношениях он все-таки действительно придерживается этих позиций. Но раз это не вышло, значит, изначально, мне так теперь уже кажется, Макрон и шел как некий план "Б".

Полностью слушайте в аудиоверсии.