Визит Владимира Путина в Китай обсудили с руководителем Школы востоковедения ВШЭ Алексеем Масловым

Ведущий - Владимир Аверин.

АВЕРИН: Проект называется "Один пояс – один путь". Шёлковый путь, традиции известны, говорили об этом очень давно, но вот само название "Один пояс – один путь" всё-таки внушает мне некоторое опасение. Потому что когда такое название формулирует Китай, не значит ли это, что, так или иначе, Китай имеет в виду развитие всех государств, находящихся на этом Шёлковым пути, всё равно, так или иначе, по пути, начертанному Китаем?

МАСЛОВ: Честно говоря, я думаю, что он как раз так и имеет в виду. Потому что по-китайски "один пояс – один путь", само по себе выражение можно перевести и как "единый пояс – единый путь". И китайская идея, я думаю, сегодня заключается в том, что Китай предлагает новую схему (причём она довольно аморфная пока что) - схему того, каким образом можно реконструировать мировые экономические, политические, геоэкономические отношения. И схема эта предложена именно Китаем. Китай выступает, во-первых, инициатором, во-вторых, спонсором проекта, ну, и, конечно, тот, кто платит за проект, тот и считает необходимым им руководить. И вот это как раз, на мой взгляд, и не нравится целому ряду государств, у которых есть и свои интересы экономические, и, безусловно, некая озабоченность тем, почему они должны подчиняться китайскому проекту.

Есть ещё один момент. Китай действительно стартовал с этим проектом очень резко. Формально он был начат в 2013 году, причём не Си Цзиньпином (Си Цзиньпин, конечно, дал официальный старт ему), а сначала было такая вялая, но, тем не менее, некая "артподготовка" в научных кругах, когда публиковались разные статьи, что вот хорошо бы, чтобы Китай возродил Шёлковый путь. Причём писали ученые китайские, которые наверняка знали, что всё-таки Шёлковый путь – он был не совсем китайским, и никакого единого Шёлкового пути, конечно, не было, и само по себе понятие Шёлковый путь было введено в XIX веке немецкими историками, которые пытались описать некоторые пути, которые шли только из империи Хань – это III век н.э. – в Центральную Азию. Потом выражение понравилось, и стали говорить о неких путях, которые, независимо от Китая или зависимо от Китая, шли вдоль Центральной Азии вплоть до Европы и так далее. И Китай не был главным, скажем, менеджером этого Шёлкового пути. Основной язык, который был на Шёлковом пути, такой традиционный – это были тюркские языки, очень долго был фарси основным, так сказать, языком общения. Перевозчиками были тюркские племена, арабы, конечно. Китайцы производили очень много, но, ещё раз говорю, Шёлковый путь не был китайским. И вот слово "шёлковый", что многих смущает, кажется, что это вот Китай. На самом деле по пути везли не только шёлк, там и индийские товары были и так далее.

Поностью слушайте в аудиоверсии.

r