Десятки тысяч туристов с обратными вылетами на рейсах "ВИМ-Авиа" сейчас находятся за границей. Первые из них должны возвращаться домой уже домой уже сегодня. Перед туроператорами внезапно возникла сложная задача организовать их доставку вовремя и без проблем. О проблемах "ВИМ-Авиа" и путях их решения говорим с заместителем главы Ростуризма Романом Скорым. Ведущая "Вестей ФМ" - Ольга Бадьева.

БАДЬЕВА: Путин потребовал быстро и эффективно закрыть проблему с "ВИМ-Авиа". Это вообще возможно, быстро и эффективно закрыть эту проблему? Авиакомпанию-то, наверное, возможно быстро закрыть! А проблему?

СКОРЫЙ: Хочется сказать как раз о том, что те панические настроения, которые иногда появляются, в том числе и в сети Интернет, и на телевидении... Как раз государство в лице федеральных органов власти эффективно работает. Оперативный штаб, который был создан, как раз и решает эти проблемы. И на сегодняшний день работа идет планово, и количество туристов, которые сейчас находятся в том числе и за рубежом, сокращается – не более 38 тысяч на сегодняшний момент. К вечеру, возможно, это количество уменьшится.

БАДЬЕВА: Эти 38 тысяч уже должны были улететь, но они все еще там!

СКОРЫЙ: Да. Но мы как раз и говорим о слаженной работе федеральных органов власти и туроператоров, которые активно работают над размещением своих туристов в отелях, организуют питание. И в соотношении с предыдущими подобными случаями слаженность работы сейчас гораздо выше.

Такие ситуации при рыночной экономике случаются, безусловно, в том числе и за рубежом. Невозможно подстраховаться каким-либо образом – отдельно взятая компания ведет свою хозяйственную деятельность. Здесь органы власти осуществляют контроль, но вести за них хозяйственную деятельность, понятное дело, никто не может. Здесь степень ответственности, прежде всего, лежит на самой компании, которая осуществляет перевозки.

Что касается пассажиров, то если они являются туристами, их отношения складываются непосредственно с туроператором. Сейчас, по сравнению с предыдущими годами, туроператоры ведут себя очень слаженно, активно, и всячески помогают разрешить сложившуюся ситуацию.

БАДЬЕВА: Вот вы говорите, что ответственность лежит на авиакомпании! Но ведь, по сути, получилось так, что авиакомпания, зная, что она не сможет полететь, зная, что у нее долги перед аэропортами за топливо, что она практически на грани разорения, продавала билеты – там огромные суммы. Ведь недаром дело о мошенничестве завели!

СКОРЫЙ: Да, тут как раз вопрос в компетентности тех органов, которые должны заниматься и разбираться с этим. Здесь ни Росавиация, ни Ростуризм, ни другие органы исполнительной власти, которые сейчас решают проблему, которая случилась, не компетентны. Этим вопросом будут заниматься органы дознания, прокуратура.

Но, с другой стороны, смотрите: это же не первая ситуация, молниеносно изменившаяся. Первые сбои начались еще летом. И летом, когда был основной пик, когда было очень много пассажиров, которые осуществляли свой отпуск, в том числе и за рубежом, как раз удалось спасти ситуацию – её выровняли с помощью других авиакомпаний, с помощью активной позиции государства. И не допустили того коллапса, который теоретически мог бы случиться и летом – он не произошел. Сейчас, с учетом глубины продаж, которая существует, ситуация не такая, какой она могла бы быть летом.

БАДЬЕВА: Это такой отложенный коллапс. Но все равно же коллапс!

СКОРЫЙ: Отложенный. Но представляете, если бы такая ситуация произошла бы в пик отпусков?!

Полностью слушайте в аудиоверсии.