Взаимоотношения "Газпрома" и "Нафтогаза" и многое другое. Гость: Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета при правительстве РФ. Ведущий "Вестей ФМ" – Владимир Аверин.

АВЕРИН: Стало известно, что "Газпром" уже предложил "Нафтогазу" даже конкретную дату для обсуждения условий расторжения контрактов на поставку и транзит газа, и, наверное, все-таки нуждается в некотором пояснении эта тема. Потому что, насколько я знаю, все-таки действующий контракт до 2019 года действует, и там, более того, если верить комментаторам, не предусмотрена инициатива расторжения одной из сторон. Как вообще вся эта история разворачивается?

СИМОНОВ: Чем хорошо радио, что можно обстоятельно обо всем поговорить. Давайте попробуем с этим разобраться. Прежде всего поправлю вас немножко, Владимир: контракт действует до 1 января 2020 года, в 10 утра 1 января 2020 года он завершается, то есть, соответственно, еще 10 месяцев этого года и весь следующий год он действует.

Действительно, в прошлую пятницу – 2 марта – "Газпром" начал процедуру расторжения этого договора. Что касается вашего вопроса относительно того, как там прописано, в этом договоре, относительно расторжения, я должен отметить, что в любом длительном договоре обычно есть варианты пересмотра или его расторжения. Там тоже это предусмотрено. Там речь идет о том, что действительно в одностороннем порядке компания не может прекратить его действие, в одностороннем порядке, но "Газпром" не прекращал на сегодняшний день транзитный договор. Это важный момент, он принципиальный, то есть "Газпром" не вышел из договора на транзит. На сегодняшний день договор о транзите действует, и "Газпром" продолжает поставки газа через территорию Украины европейским потребителям. Он просто запустил процедуру расторжения данного договора. Собственно, такая возможность в контракте есть и там прописано, что если стороны не могут прийти к соглашению по этому пункту, можно подать в арбитраж, в тот же Стокгольмский арбитраж, и запустить официальную процедуру расторжения данного договора. И Стокгольмский арбитраж должен принять относительно этого заявления решение. То есть в данном случае "Газпром" никакой процедуры не нарушал и контракт не нарушал. И еще раз оговорю, что обязательства перед европейскими потребителями выполняются, на сегодняшний день транзит через украинскую территорию сохраняется.

АВЕРИН: Но не сохраняется поставка.

СИМОНОВ: Поставка действительно на территорию Украины не ведется. И это тоже, кстати, в соответствии с договором, потому что на самом деле, я напомню, что Украина не ведет закупки российского газа с ноября 2015 года. Точнее, правильнее так сказать: "Нафтогаз" не покупает газ у "Газпрома" с ноября 2015 года, потому что на самом деле вот этот знаменитый реверсный газ – мы много раз это обсуждали – он все равно является российским по происхождению, он просто продается "Нафтогазу" уже европейскими покупателями, которые берут его у "Газпрома". Кстати, тут даже с точки зрения здравого смысла понятно, что этот газ не может быть дешевле, чем прямые поставки из России.

Полностью слушайте в аудиоверсии.