Экономическая подоплёка трагедии в Кемерове: каковы доходы владельцев торговых центров в России? Правда ли, что им не хватает денег на обеспечение безопасности посетителей? Кто обычно занимается этим бизнесом? Эти и многие другие вопросы Павел Анисимов в эфире "Вестей ФМ" задаёт доценту кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергею Хестанову.

АНИСИМОВ: Продолжаем тему, печальную тему – пожар в Кемерове, очень много погибших, много пострадавших. Мы будем разбираться с экономической точки зрения. Действительно ли владельцы, настоящие прямые владельцы таких крупных торговых центров заработают настолько мало, что приходится им экономить буквально каждый рубль, в том числе и на системах пожаротушения. Руководствуются ли они высказыванием известным, что "сэкономленный доллар – это заработанный доллар" вот таким образом зарабатывая? Строительство торговых центров пришлось на 2000-тысячные годы, был настоящий бум. И многие из этих центров до сих пор действуют, функционируют, приносят владельцы, как я посмотрел по цифрам, до сих пор достаточно неплохой доход. В чем заключается этот бизнес, чем он отличается от такого же знакомого всем формата, как "магазины у дома"?

ХЕСТАНОВ: Прежде всего нужно отметить, что доходы владельцев торговых центров по российским меркам не так уж и велики. Плановый срок окупаемости, который обычно закладывается в такие проекты, – это 8-10 лет. Но жизнь показывает, чаще всего эти строки сдвигаются в сторону увеличения, поэтому 8-10 – это такая оптимистичная оценка. Но если даже ориентироваться на цифру 10, то это около 10% годовых. Если учесть, что большая часть этих проектов реализовывалась в кредит, то есть нужно вычесть затраты на кредит, то, в общем-то, получается, что каких-либо сверхдоходов владельцы торговых центров в среднем – понятно, что есть исключения – проекты разные, в общем-то, и не имели, и не имеют. Более того ведь многие торговые центры строились под определенные параметры посещаемости. А сейчас, ну, наверное, несколько лет посещаемость торговых центров снижается. Это связано напрямую с реальными располагаемыми доходами граждан, которые снижаются достаточно давно. Поэтому действительно нельзя сказать, что этот бизнес жирует и не хочет тратиться. Кроме того, торговые центры это как раз тот род деятельности, который очень много проверяют. Здесь как раз довольно много вопросов к проверяющим, потому что наверняка эти проверки делались. И возникает вопрос: а куда смотрел тот, кто подписывал протоколы этих проверок? Вот куда стоит тоже направить свое внимание. Я думаю, что это и будет сделано в ближайшее время, поскольку вот кого-кого, а вот как раз торговые организации, особенно крупные, а это центр, насколько я понимаю, для области являлся таким достаточно значимым, вряд ли он не попадал в поле зрения контролирующих органов.

АНИСИМОВ: Ну, там было все просто, наверное, как и по другим торговым центрам: числился он малым предприятием. Притом что это 19 тысяч квадратных метров площадь, оборот около 100 миллионов рублей, все равно – малое предприятие, а значит, у него – налоговые каникулы.

ХЕСТАНОВ: Стоп-стоп. Нет-нет, вы не путайте грешное с правильным. Малое предприятие – это немножко другое. Это правовой статус. Но вне зависимости от правого статуса имеется объект достаточно большой площади, насколько я понимаю, для города Кемерово, я там неоднократно был, достаточно значимый объект. И соответственно, как минимум, надзорные органы, которые обязаны, в том числе, проверять пожарную безопасность должны были наносить свои визиты. Более того, особенность бизнеса торговых центров заключается в том, что очень часто его разделяют на отдельные сегменты: то есть бизнес, который владеет недвижимостью и сдает ее в аренду, есть те, кто арендует эту недвижимость и на этих площадях занимается торговой, развлекательной деятельностью и так далее. Поэтому часть вот этих бизнесов вполне могут соответствовать критериям малых предприятий. Здесь, в общем-то, какого криминала и нет.

Полностью слушайте в аудиоверсии.