Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Гость – Юрий Рогулев, директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта в МГУ, кандидат исторических наук. Ведущий "Вестей ФМ"Александр Андреев.

АНДРЕЕВ: Можно ли сказать, что это первые российско-американские переговоры на высшем уровне, полноформатные переговоры, которые прошли без иллюзий. Я поясню, что я имею в виду. Потому что после распада, развала Советского союза в России существовали иллюзии, что сейчас мы сделаем еще немного, и Америка станет нам другом, и мы вольемся в западным мир. В последние годы было такое ощущение, что у Америки есть иллюзия по поводу того, что Россия пойдет на все ради дружбы с Америкой, в том числе и в ущерб собственным интересам. Вот сейчас иллюзии нет, и стороны готовы к переговорам, исходя из позиций собственных интересов двусторонних.

РОГУЛЕВ: Замечательный вопрос. Вы знаете, когда вы начали его задавать, я собрался было поспорить, но чем дальше я вдумывался в то, что вы говорите, тем больше я с вами соглашался, потому что действительно последние без малого два года, прошедшие с момента появления Трапа у власти, были временем взаимного избавления от иллюзий, конечно. С российской стороны наверно иллюзии изначально у многих существовали в плане того, что в США бывают хорошие президенты, бывают плохие президенты, и нам бы вот дождаться хорошего, и все наладится. Так многие относились к Трампу, и так многие, об этом сегодня президент, кстати, вспоминал российский, так многие восприняли его победу на этих выборах, многие искренне болели за Трампа, считая, что он может радикальным образом наши отношения перезагрузить и улучшить. Эти иллюзии совершенно точно в прошлом, потому что все, что в этих отношениях происходило последние два года, признается в этом теперь уже и сам Трамп, иным словом как деградация назвать просто на просто невозможно, а избавление от иллюзий наверно заключается в том, что любой американский президент, он всегда будет работать в интересах США, равно как и российский президент будет всегда работать в интересах России, это было той иллюзией, которую пришлось американцам забыть. Наверно, эта иллюзия в их случае заключалась в том, что на Россию достаточно поддавить дополнительно, так сказать ей обозначить какие-то красные флажки, и она тут же пойдет на попятный. Причем мало того, существовала иллюзия в части возможности заставить Россию под давлением поменять свою позицию.

Иллюзии существовали и в части, касающейся устойчивости, объективной, не субъективной, а объективной устойчивости России по противостоянию такому давлению. Когда Обама в свое время произносил свое знаменитое "экономика России разорвана в клочья", я думаю, он реально в это верил. Как может выстоять экономика не самой крупной в экономическом смысле державы в мире, когда на нее обрушилась самая крупная в экономическом смысле держава. Вот эти иллюзии, я думаю, в прошлом. Я думаю, что сейчас в США и в Европе никто больше не питает надежд на то, что через санкции можно заставить Россию поменяться. И в случае с США это, наверно, менее справедливо, но в случае Европы совершенно точно почти все ждут хорошего повода, чтобы из этой ситуации как-то вывернуться, не потеряв лица.

Поэтому да. Долго, извините, отвечал, но да, конечно, это саммит, к которому и мы, и американцы подошли без иллюзий, это очень хороший признак того, что мы избежали ловушки завышенных ожиданий, и в дальнейшем в лучшем случае начнем друг с другом сближаться, в худшем останемся там, где мы находимся сейчас, это будет очень плохо, но это не будет катастрофой в том смысле, что и США, и Россия, я уверен, и в дальнейшем будут воздерживаться от каких-то запредельных поступков в отношении друг друга, которые могли бы такую катастрофу спровоцировать.