Саммит БРИКС в ЮАР. Встреча Дональда Трампа и Жан-Клода Юнкера. О событиях на международной арене поговорим с президентом Центра стратегических коммуникаций Дмитрием Абзаловым.

Ведущие "Вестей ФМ"Гия Саралидзе и Ольга Подолян.

САРАЛИДЗЕ: Анонсировали мы уже тему, с которой хотели бы начать, – это саммит БРИКС. Во-первых, ваши ощущения от того, что происходит? Потому что я очень много читал критики об организации самого мероприятия в ЮАР, к тому, как подошли те, кто организовывал это!

АБЗАЛОВ: Стоит отметить, что сама организация носит неформальный характер – у нее нет устава, что само по себе уникально. Назовите мне какое-нибудь региональное объединение, формализованное, структура которого дает кредиты на миллиард долларов и при этом не имеет устава, ярко выраженных структурных подразделений. Поэтому организация сама по себе уникальна, с одной стороны. И, кстати говоря, она одна из самых многочисленных региональных объединений. Численность людей в странах БРИКС примерно в 3,5 раза, больше, чем G7. Даже с нами было бы больше в три раза. Это одно из самых больших объединений, причем которое достаточно интенсивно растет: с точки зрения доли ВВП, она уже находится на уровне развитых стран, на уровне G7, то есть примерно 30% плюс-минус. И, кстати говоря, темпы роста у БРИКС тоже больше. Понятно, что это организация очень большая и очень молодая, поэтому очень многое зависит от того, кто как принимает: например, Китай традиционно устраивает системные, торжественные мероприятия с очень продуманной логистикой. У нас тоже, как известно, мероприятие было.

С ЮАР ситуация очень сложная. Если вы сейчас попросите любых экономистов назвать топ-5 стран, у которых реальные проблемы, ЮАР туда войдет. Проблемы связаны с экономической составляющей: сейчас происходит отток ликвидности – это и Аргентина, и Турция, и ЮАР как раз. Поэтому экономическая составляющая наложила дезорганизующую составляющую.

Но при этом те решения, которые были приняты на данном саммите, являются достаточно серьезными. Во-вторых, там начинают работать реальные механизмы взаимодействия. И, наконец, действительно доля стран серьезно увеличивается, при том, что в организацию входят страны, которые находятся в состоянии территориальных споров. Возьмем Индию и Китай – это вопрос Тибета, который до сих пор не решен. И страны, которые находятся очень далеко друг от друга: у нас нет общих границ ни с Бразилией, ни с Индией, ни с ЮАР, поэтому это само по себе уникальное объединение, которое носит трансграничный характер.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"