программа: Интервью
19:08, 12 ноября 2018

Заморозка цен на топливо не решает стратегических задач

Владимир Путин заявил, что цены на нефть внутри страны не должны расти синхронно с ценами на мировом рынке. Последние экономические новости в эфире "Вестей ФМ" комментирует доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов. Ведущий – Павел Анисимов.

АНИСИМОВ: Вопрос, наверное, один из самых важных и обсуждаемых за последние недели. Сергей Александрович, какие есть механизмы влияния на цену на топливо?

ХЕСТАНОВ: Механизмов существует достаточно много, они разные. Но единственное, что вызывает некоторые трудности при анализе, это то, что, к сожалению, большая часть эффективных механизмов не совсем рыночная. Поэтому, принимая решение о том, что необходимо регулировать, важно понимать, какие будут последствия

Вот нынешний взлет цен на топливо, который, собственно говоря, и вызвал беспокойную реакцию у автолюбителей, у граждан, соответственно, у представителей регуляторов, он имеет, к сожалению, абсолютно объективную природу. Произошло это по следующей причине: совсем недавно нефть достаточно хорошо прибавила в цене, а рубль при этом пропорционально не укрепился. В результате с точки зрения нефтяной компании, которая не только сырой нефтью торгует, но и производит нефтепродукты, привлекательность поставок за рубеж стала гораздо выше, чем привлекательность поставок на внутренний рынок. Соответственно мы столкнулись со снижением предложения топлива, на что рынок абсолютно рыночно отреагировал ростом цен. То есть, если товара меньше, то цена возрастает – это правило простое, даже детсадовец может понять.

И здесь краткосрочные интересы (недовольство ростом цен) вступает в противоречие с долгосрочными интересами, которые сейчас немножко подзабыты, но вот еще не так давно правительство декларировало и, по крайней мере, пока, не отменило свои планы к 2024 году отменить экспортную пошлину на нефтепродукты. Это сделает для наших нефтяных компаний гораздо более привлекательным продажу не просто сырой нефти, как, в основном, сейчас и происходит, а продажу нефтепродуктов, где выше добавленная стоимость, соответственно, они дороже, больше налогов в бюджет поступает. То есть, с точки зрения государственной логики, конечно, хотелось бы, чтобы наши компании продавали меньше сырой нефти, зато больше нефтепродуктов. Что, кстати говоря, полезно и для бюджета, и, соответственно, для российских граждан.

Но если мы будем оказывать вот такое давление на нефтяные компании – вот взять и административным методом цены снизить (это российские компании, никуда они не денутся, они снизят цены), но при этом они получат меньше денег, им будет сложнее модернизировать свои НПЗ, потому что притча во языцех то, что наши НПЗ заметно уступают таковым в Европе или в Америке. Поэтому тут важно понимать, что да, заморозка цен решает какие-то тактические проблемы, но эта же заморозка ведет к тому, что другие проблемы, прежде всего, связанные с модернизацией НПЗ и с переходом к экспорту готовых нефтепродуктов создает значительные проблемы.

Полностью слушайте в аудиоверсии.