О ситуации вокруг Brexit поговорим с директором Центра европейских исследований ВШЭ, директором Евразийский программы клуба “Валдай” Тимофеем Бордачёвым.

Ведущий – Владимир Аверин.

АВЕРИН: Соглашение с ЕС не примут во вторник, в этом убеждены букмекеры. На 1 фунт, поставленный на провал сделки с Брюсселем, можно выиграть сущую мелочь – 3 сотых фунта, 3 пенса, пишет "Российская газета", если вы ставите на то, что не примут сегодня вечером парламентарии Великобритании соглашение по Brexit. А вот если поставить на премьера, на Терезу Мэй, то на 1 фунт можно получить 11 – вот такая ситуация там внутри.

Тимофей Вячеславович, здравствуйте. Вы на кого ставите в этой ситуации?

БОРДАЧЕВ: Ну, я все-таки присоединился бы к большинству.

АВЕРИН: Вот готовы на 3 пенса.

БОРДАЧЕВ: Да, готов на 3 пенса. Ставить не буду, но готов на 3 пенса. Я не думаю, что британский парламент поддержит то соглашение, которое согласовалось с континентальными коллегами Терезы Мэй.

АВЕРИН: А вот смотрите: на самом деле, эта история тянется довольно давно. И разные были этапы и в самой позиции Терезы Мэй по этому поводу, но вот теперь нечто заставляет британского премьера, наплевав на будущность свою политическую, наплевав на мнение коллег по партии, вообще, просто всю свою жизнь поставив на карту, цепляться за это самое соглашение. Зачем? По-человечески, просто – зачем?

БОРДАЧЕВ: Во-первых, по-человечески, я думаю, что у Терезы Мэй есть понимание того, что вне зависимости от того, каким образом Великобритания выйдет из Европейского союза, она все равно не будет премьер-министром больше, то есть это – ее последняя миссия, которой она закрывает свою политическую карьеру. Если Великобритания выйдет с соглашением, как мы сейчас с вами обсудили, что крайне маловероятно, с тем соглашением, которое она подготовила, ее коллеги по партии отправят в отставку. Если Великобритания выйдет без соглашения, ее все равно отправят в отставку, то есть она уже как бы ходячий мертвец. И она это вполне понимает, и ее позиция, вот ее упорство, оно объясняется именно тем, что она, в отличие от большинства других британских политиков, не видит своего политического будущего. То есть она действует как человек, который уже умер как политик.

АВЕРИН: Обреченный.

БОРДАЧЕВ: Не обреченный, а уже умерший политик. И поэтому в каком-то смысле это ее, конечно, усиливает, потому что дает ей морально превосходство над многими другими коллегами, хотя, конечно, не гарантирует успеха.

Полностью слушайте в аудиоверсии.