Новости с полей несистемной оппозиции. Дело журналиста издания Meduza Ивана Голунова. Гость – блогер Илиас Меркури.

Ведущие «Вестей ФМ»Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Владимир Соловьев в Twitter

МЕРКУРИ: Я должен признать публично сейчас, что господина Голунова я не знал.

СОЛОВЬЁВ: И я не знал.

МЕРКУРИ: Я не знал, что он один из самых крутых журналистов-расследователей. Я честно признаюсь, я не знал, к своему стыду. Я даже прочитал парочку расследований – обычные расследования, хорошая работа, прекрасно! Но я его не знал. При этом внезапно все стали заявлять: «Мы знали».

Что в ситуации с господином Голуновым? Все, что я скажу до конца эфира, – это сугубо моя личная позиция и мое личное мнение. Во-первых, его «закрыли» по статье, которая называется «народной» – 288. По этой статье каждый год «закрывают» тысяч 100. Сотрудников полиции, которые подбрасывают что-то или фабрикуют эти дела, можно с трудом набрать «сотку». Уже видим разницу в пропорциях, что в обществе вызывает озабоченность, как принято у нас говорить. Это статья, которая может коснуться любого, потому что закон так написан, и он трактуется органами в силу того, что они должны делать свою работу, иметь карт-бланш и делать, что хотят – лишь бы достичь результата. Кто-то – честно, кто-то – ради галочек, кто-то – ради Mercedes, загородного дома или участка – разные причины. К сожалению, сейчас говорить о доверии к полиции не приходится. Во-первых, честно говоря, надо признать, что доверие к полиции всегда было не на самом высоком уровне. То есть за это доверие надо всегда бороться. И бороться всем вместе. Не только говорить: «Господин полицейский, давай я буду тебе доверять!». Нет! Я хочу от полицейского еще какой-то шаг вперед.

Какие выводы я для себя сделал? Что они вообще не умеют работать с информацией. То есть общение через пресс-службы, через представителей, и так далее. То есть это контакт с обществом – со слушателями, со зрителями, иногда – даже с блогерами, с соседками – они вот не умеют этого делать. И не научились. И я вот не знаю, почему так происходит.

Что взбудоражило общественность? И, кстати, я хочу уточнить, что такое ответственность.

СОЛОВЬЁВ: Знаешь, я соглашусь и не соглашусь. Потому что, например, Ирина Волк – лучший пресс-секретарь из тех, с кем нам приходилось работать. Потому что она выходит в эфир, отвечает и прочее. Но дальше, когда мы идем вниз, наступает беда.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы «Полный контакт»