О погоде на Новый год, изменении климата и прогнозах на следующий год. Гость: ведущий сотрудник Центра погоды «Фобос» Евгений Тишковец. Ведущие – Гия Саралидзе и Ольга Подолян.

ТИШКОВЕЦ: Природа сжалилась над нами и, соответственно, будет некое подобие зимы. Конечно, я бы высказал сдержанный оптимизм, поскольку в новогоднюю ночь большая часть европейской России будет находиться под влиянием атлантического циклона. Причем если в течение сегодняшнего дня мы все еще находимся в теплом секторе, соответственно, это слякотная погода, осадки в смешанной фазе, снежный покров, допустим, в столичном регионе всего лишь 2 см, хотя к этому времени он должен был вырасти до 15-20 см по всем климатическим параметрам. И вот в новогоднюю ночь в столичном регионе, в Москве, будет пасмурно, будет кратковременный мокрый снег, снег, и, соответственно, высота снежного покрова где-то составит максимум около 3 см. Температура около нуля, к утру немножко подморозит, буквально до минус 2, минус 3. Это существенно выше, чем по всем параметрам многолетних наблюдений, но, по крайней мере, мы избавились от той аномалии, в которой мы пребывали и всю осень, и практически весь декабрь 2019, который, кстати говоря, в России стал самым теплым за всю 130-летнюю историю метеонаблюдений.

ПОДОЛЯН: Скажите, насколько мы отстаем от климатической нормы в градусах, если мерить?

ТИШКОВЕЦ: В градусах, практически в течение этого первого зимнего месяца где-то с превышением на 10 градусов.

САРАЛИДЗЕ: Это очень много.

ТИШКОВЕЦ: Это очень много. И мало того, даже в Москве было зафиксировано три абсолютных температурных рекорда за 130 лет наблюдений. Такого просто никогда не было в декабре, по крайней мере. А по всей европейской России там просто веером рекорды каждый день мы отмечали. Я думаю, что это еще не конец, поскольку по нашим долгосрочным прогнозам зима 2019-2020 года будет одна из самых-самых теплых за всю историю. И то, что нас ждет в январе, на январские каникулы, пока что рассчитывать жителям центральной России на какую-то хорошую зиму не приходится.

ПОДОЛЯН: Скажите, а то, что называется «красный январь»?

ТИШКОВЕЦ: «Красный январь», да, его можно "бордовый" называть как угодно, но час от часу не легче, и в этом смысле мы будем болтаться около нулевых отметок.

ПОДОЛЯН: Снег не ляжет?

ТИШКОВЕЦ: Снег вот такой – какая-то каша слякотная. В лучшем случае, даст бог, чтобы к Рождеству в центральной России снежный покров составлял 3-8 см, максимум – 10, это уже в каких-то соседних с Московской областью регионах.

САРАЛИДЗЕ: А это можно объяснить какими-то природными явлениями, помимо глобального пресловутого потепления и так далее?