программа: Интервью
тема: Налоги
17:34, 21 сентября 2020

«Курицу, которая несет золотые яйца, нашими налогами можно просто прирезать»

Премьер-министр России Михаил Мишустин в минувшую среду заявил о необходимости ввести прогрессивные ставки НДПИ для компаний, деятельность которых связана с добычей ископаемых и поставкой на экспорт. Основная цель данной инициативы – выравнивание условий деятельности с компаниями нефтяного сектора. При этом Мишустин заявил, что нагрузку не должны нести только нефтяники.

Как создать сбалансированную налоговую систему в стране? Об этом “Вести FM” поговорили с генеральным директором Центра политической информации Алексеем Мухиным.

МАМЕДОВА: Алексей, добрый вечер.

МУХИН: Добрый вечер.

МАМЕДОВА: Расскажите, пожалуйста, действительно ли нефтяники – в сравнении с другими – несут наибольшую налоговую нагрузку в стране?

МУХИН: Принято считать, что на “нефтяной игле” у нас сидит российская экономика. Но, по сути, на “нефтяной игле” сидит государственный бюджет, потому что нефтянка дает от 40 до 44% налоговых поступлений, она – донор бюджета. И это, заметим, в период санкций, когда на нефтяную отрасль оказывалось самое сильное давление. Понятно, что главная нагрузка ложится на крупнейшую нефтяную компанию – «Роснефть», которая только в по итогам 2019 года перечислила в бюджетную систему 3,6 триллиона рублей. Общий же объем поступлений в бюджет от компании с 2015 года… я почему взял 5 лет – это как раз санкционный период, так вот, поступления в бюджет от компании составили 17 – внимание! – триллионов рублей. Это, конечно, и поступления от налогов, это дивиденды, которые выплачивала компания (их с 2015 года выплатили более 500 миллиардов), это и интегральная приватизационная сделка. Я напомню, в 2016 году был продан почти 20-процентный пакет «Роснефти» и контрольный пакет «Башнефти». Так вот, всё это, безусловно, громадные деньги, которые бюджет поглотил. При этом другие компании, которые тоже являются частью так называемой рентной экономики, то есть получают ресурсы из недр страны, металлурги, золотодобытчики и так далее, они платят не то что в разы, на порядки меньше налогов. Налоги у них составляют до 10% в цене реализации продукции. Ну и где тут справедливость? Это – структурный, межотраслевой перекос.

МАМЕДОВА: Хорошо, что вы про металлургов начали говорить. Тогда поподробнее, какая у них нагрузка?

МУХИН: У них нагрузка – от 1,5 до 10% в цене реализации продукции. При этом ставки налоговые не меняются. Формула НДПИ для металлургов и производителей удобрений, например, в отличие от той же нефтянки, не привязана к цене. Сейчас цены на металлургическую продукцию растут, но это никак не сказывается на налогах. При этом в последнее время крупнейшие компании отрасли пересмотрели свою дивидендную политику и 100% свободного денежного потока пускают на дивиденды. Вот я так понимаю, они предчувствовали такую ситуацию, о которой сейчас говорил Мишустин, и, к примеру, НЛМК, ММК, «Плюс Золото» – они все весь свой свободный денежный поток направили на дивиденды. А что такое дивиденды? От 70 до 90% уставного капитала этих компаний принадлежат иностранцам. То есть, по сути, прибыль от российских недр получают иностранцы, офшорные компании, что не является справедливым, на мой взгляд.

МАМЕДОВА: Еще одна крайне доходная отрасль – банковская.

МУХИН: Да.

МАМЕДОВА: Если можно каким-то образом сравнить – какова их налоговая нагрузка?

МУХИН: Самое интересное, что банки в “ковидный” период и за последние несколько лет стали суперприбыльными. Об этом можно справиться в любых специализированных журналах. Банки прекрасно себя чувствуют в период кризиса, потому что люди перешли в основном на банковское обслуживание, отказываясь от наличных денег. При этом платят банки только налог на прибыль. Если говорить в процентном измерении, то у них средняя рентабельность прибыли составляет 51% за последние 5 лет. Это просто сказка, а не отрасль экономики. При этом они платят всего лишь один налог. И доля налоговых платежей двух крупнейших банков в бюджете составляет 1%.

МАМЕДОВА: Каков ваш прогноз в таком случае? Эта тема только еще разрабатывается. Что надо сделать?

МУХИН: Смотрите, уже многие исследовательские компании говорили об этом, много копий сломано на эту тему. Известны результаты исследования VYGON Consulting: эксперты пришли к выводу, что налоговую нагрузку в отраслях необходимо сбалансировать. Общий потенциал дополнительных изъятий сверхдоходов может составить до 1,7 трлн руб. Но дело здесь в том, что нужна политическая воля для того, чтобы действительно создать более сбалансированную (не за счет перегибов и перекосов) налоговую систему, чтобы снять излишнюю супернагрузку на те компании, которые сейчас просто задыхаются. Курицу, которая несет золотые яйца, можно просто прирезать этими налогами. И нужно создавать более справедливую и рациональную систему налогообложения, причём так, чтобы ее не нужно было каждый год пересматривать. И, конечно, ограничить вывод денег за рубеж. Но это в первую очередь нужно сделать, потому что просто что-то невообразимое делается.

МАМЕДОВА: Ну а если, допустим, на ту же металлургическую отрасль будет давление усилено, там дела пойдут не так хорошо, как они идут сейчас.

МУХИН: Нет, нет, нет. Это – отрасль, в которой минимальное налогообложение и представители которой при этом не инвестируют в развитие производства, а выводят весь кеш за границу. И это несмотря на рост цен на их продукцию. Необходимо с помощью рыночных механизмов, а в правительстве сидят профессионалы, вы знаете, что у нас Михаил Владимирович Мишустин – бывший налоговик, который прекрасно знает на пальцах, как это все происходит, сделать так, чтобы свободный денежный поток не просто плавно и на 100% перетекал в офшоры, а чтобы он оставался на территории России, осваивался здесь, хотя бы значительная часть, я уж не говорю о 50 или 60% в соотношении, понимаете? Вот это необходимо стимулировать. То есть не просто отбирать, не отнять все и поделить, а наоборот, нужна грамотная, умная налоговая политика.

МАМЕДОВА: Спасибо вам большое за комментарии. Старший аналитик, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин был с нами на прямой связи.