программа: Уроки истории
07:11, 15 апреля 2015

Маршала Конева едва не расстреляли в начале войны

поделиться:

Полководцы Великой Отечественной. История войны в лицах. Спецпроект Андрея Светенко на радио "Вести FM".

Конев Иван Степанович. Маршал Советского Союза с февраля 44-го года. Дважды Герой Советского Союза. Награды вручены в июле 44-го и июне 45-го. Но еще в марте 45-го Иван Степанович был награжден высшим полководческим военным орденом - "Победа". За номером 4. Весомое подтверждение тому, что Конев - один из самых выдающихся военачальников Великой Отечественной, причем выдвинувшийся на первый план именно в годы войны, которую начинал в звании генерал-лейтенанта, командующего 19-й армией.

Армия накануне войны была передислоцирована из Закавказья на Украину. Предполагалось, что будет воевать на юго-западном фронте. Катастрофическая ситуация лета 41-го привела к тому, что Конева перебросили затыкать бреши на центральном участке наступления немцев. 19-я армия попала в оперативное окружение; генерал Конев сумел избежать плена, более того, сохранил нити управления частями и вывел к своим штабы и полк связи.

Сталин тогда высоко оценил действия Конева, назначив его в сентябре 41-го командующим Западным фронтом. Но вскоре немцы прорвали фронт в районе Вязьмы, создав угрожающую ситуацию под Москвой. Конев чуть было не попал под трибунал; была создана специальная комиссия. От возможного расстрела Конева спас тогда Жуков, предложивший дать Коневу шанс исправиться, взяв его себе заместителем. При этом уже через пару дней Георгий Константинович рекомандовал Конева на должность командующего фронтом - Калининским.

Здесь Конев отличился - и во время битвы под Москвой, и в ходе одной из первых наших значительных наступательных операций. Затем было тяжёлое испытание - позиционными боями под Ржевом и Сычёвкой. Несмотря на большие потери, Коневу не удалось добиться значительного успеха в ходе этой операции, а также операции "Марс" под Старой Руссой.

В феврале 43-го Конев снова был снят с поста командующего. И только в битве под Сталинградом произошёл окончательный коренной перелом в его, Ивана Степановича, полководческой судьбе. Степной фронт Конева разгромил гитлеровцев под Сталинградом. Грандиозным успехом Конева как полководца стала Корсунь-Шевченковская наступательная операция. Один из 10, как тогда говорили, сталинских ударов. За это сражение Конев был произведен в маршалы. С мая 44-го и до конца войны Конев командовал 1-м Украинским фронтом. Львов, Сандомир, Висла, Одер, Силезия, Берлин и Прага. Таков боевой путь Конева на завершающем этапе войны.

По характеру, по архетипу Иван Степанович в тройке Жуков-Конев-Рокоссовский и в самом деле стоит посередине, между полюсами. При этом маршал Василевский уточнял: "Пожалуй, характер у Конева - близкий к жуковскому по настойчивости, по силе воли. Он любил много бывать в войсках, там, приняв решение, готовил солдат и офицеров к боевым действиям". Генерал Штеменко добавляет к этой оценке, что "стараясь вникать во все детали, Иван Степанович буквально вгонял в пот своих подчиненных". Но, с другой стороны, из воспоминаний самого Конева столь же явно следует, что "твердость", за которой по умолчанию прячется и твердолобость, твердокаменность, как раз не были ему свойствены.

Показательный эпизод, в апреле 45-го, когда начальником штаба фронта к Коневу был перевен пониженный в должности бывший комфронта Петров; он входил в свои новые обязанности с трудом. Конев проявил понимание, не стал усуглублять положение опального генерала. И вообще, воспоминания Конева отличает отсутствие ячества, подчеркивания своей роли, значимости, а наоборот, скромность и взвешенность подхода к изложению событий.

После войны Конев командовал рядом военных округов. В 1953-м был председателем Специального судебного присутствия на процессе по делу Лаврентия Берия. В октябре 57-го на заседании ЦК выступил с критикой маршала Жукова, которого тогда отправили в отставку. В начале 60-х, во время берлинского кризиса, Конев был главнокомандующим группой советских войск в Германии.

Умер в мае 1973 года. Урна с прахом покоится в Кремлевской стене на Красной площади Москвы.