08:23, 17 октября 2016

"На митингах больше рвения, чем у станка"

слушать
поделиться:

17 октября в Москве открылся Второй съезд Межреспубликанского союза трудовых коллективов. Термин "межреспубликанский" в тот момент пришел на смену "всесоюзному". С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

Очень показательная деталь по форме: союзные структуры находились под огнем критики практически во всех республиках Союза. Ну, а по сути, ставка на рабочее самоуправление, повышение роли работников предприятий в управлении ими, - это ведь была одно из крупнейших начинаний горбачевской перестройки. Вся страна в свое время следила за ходом выборов директора РАФ - автомобильного завода в Латвии, выдвижение кандидатур, выступления транслировались по центральному телевидению. 

К осени 91-го стало ясно, что не механизм кадровых назначений важен в данном случае, а проблемы собственности, качество и объемы произведенного продукта, способность завода или фабрики выдерживать конкуренцию. И тут постепенно приходило понимание, что выбранный рабочими директор не обязательно лучший и эффективный менеджер. Он может оказаться банальным популистом, просто лоббировать интересы работников, которые, чего греха таить, не прочь работать поменьше, а получать побольше. Не выборность руководителя, а четкое по закону сосуществование треугольника - руководство предприятия, профсоюз и органы власти, - вот схема трудовых отношений в рамках рыночной экономики.

Эта трансформация сознания тогда происходила в умах миллионов людей. И находила отражение в СМИ. Так, газета "Известия" в тот день в статье под заголовком "На труд как на подвиг уже не зовут. Но работать надо" писала: "Можно сколько угодно иронизировать по поводу неистребимой тяги бывшего политбюро ЦК КПСС к призывам в адрес трудящихся масс. Но вдумаемся в суть - добросовестный труд и организованность нам ох-как необходимы именно сейчас. Подсчитывая политические победы демократии, недурно было бы подсчитать экономические убытки. Похоже, что на митинги мы ходим с большим рвением, чем к станку... Много раз мы списывали просчеты на что угодно - шахтерские забастовки, борьбу общественности за экологическую чистоту производства, межнациональные конфликты, стихийные и иные бедствия. Но более всего ущерба мы несем от разрыва хозяйственных связей по горизонтали, от взаимной необязательности и безответственности".

И это при том, что сентябрь 91-го и первая половина октября оказались относительно тихими - послереволюционными, по определению газеты, месяцами. Показательно, что у современников уже тогда возникала мысль, что впечатляющий политический энтузиазм масс не переплавился в энтузиазм трудовой, хотя все действовавшие в советское время предприятия, заводы и фабрики еще продолжали в тот момент функционировать. Однако, по информации "Известий", за первые пять недель осени 91-го по недопоставка продукции между производителями по ранее заключенным хозяйственным договорам в масштабе страны составила огромную сумму - 8 миллиардов рублей.

"Рекордный" показатель. И такая конкретная иллюстрация с продукцией и продуктами. "Известия" в том же номере писали: "Сегодня, пожалуй, и не поймешь уже, в чем разница между восточным базаром и северным рынком - цены-то одинаковые. За килограмм картошки в Ставрополе, Ташкенте, Москве и Хабаровске просят одинаково - 4 рубля. Ну, разве что в Сыктывкаре картофель по 7 рублей ведро...".

Наивное и неподдельное удивление от того, как меняются цены, почему одно и то же стоит по-разному или, как в данном случае, одинаково, но в разных, так сказать, хозяйственно-экономических поясах - это то же одна из характерных примет той переходной осени 91-го года.