10:09, 18 ноября 2016

Тревожное ожидание рыночных реформ

слушать
поделиться:

17-го ноября в центре общественной дискуссии были экономические сюжеты. Тревожное ожидание объявленных российским руководством рыночных реформ. "Известия" вышли с заголовком "Отпускаем и цены, и зарплату. С чем останемся в итоге?". Подзаголовок: "Указы Ельцина ведут Россию к рынку". С подробностями - Андрей Светенко в рубрике "Как уходил СССР" на "Вестях ФМ".

Спустя четверть века, несмотря на многолетние обсуждения, споры, конфликты, августовский путч, реальных качественных изменений в социалистическом характере советской экономике осуществлено не было. Рыночные реалии так и оставались впереди, в будущем. И любопытно, как оценивали их содержание тогда, в ноябре 1991 года: "Остается вопрос об очередности реформ, о сроках и темпах перехода к новой экономике. Остается только надеяться, что следующие шаги президента России последуют в самое ближайшее время. Пока же наиболее радикальные указы касаются либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР, подписан также указ об отмене ограничений на заработную плату и на прирост средств, направляемых на потребление. С 20 ноября 1991 года прекратится финансирование союзных министерств и ведомств, кроме тех, которым передана часть функций государственного управления. Принято также постановление о регулировании поставок нефти и продуктов ее переработки за пределы Российской Федерации, в котором идет речь о выделении генеральных квот на экспорт нефти".

А теперь своеобразная иллюстрация к этим сухим газетным строкам из дневника помощника президента СССР Горбачева Анатолия Черняева, которая как минимум показывает, в какой избыточной степени важнейшие экономические проблемы зависели от личных взаимоотношений политиков: "На встрече с Ельциным в своей резиденции Ново-Огарево Горбачев сказал: "Я для себя решил - как на кон поставил - добиться главного - государство или что-то неопределенное, аморфное - тогда я ухожу". Ельцин в ответ: "Союз с некоторыми государственными функциями". - "Что это такое? - переспросил я. - "А вот такое, чтобы не было центра". - "Мы тоже против старого центра, но должно быть нечто с властными функциями". "Давайте встанем в текст понятие конфедеративный", - предложил академик Кудрявцев. Ельцин: "Ну и что? Где конфедерация - там и федерация - и опять к Центру... Не пойдет".

Еще одним показателем патовой ситуации, сложившейся между союзным центром и республиками и руководством РСФСР, стал в те дни визит министра иностранных дел Индии. Откровенная запись Черняева: "Скучный, серый человек. Михаил Сергеевич ему объяснил ситуацию, призвал к терпению, чтобы беречь капитал, накопленный при Радживе Ганди. А тот потом пошел к Ельцину, который стал министра наставлять: "Не связывайтесь с Союзом, у Горбачева ничего нет, а у меня все - и нефть, и машины, и оружие на экспорт. И у вас возьму, что России нужно. Заключайте политический союз с нами, с Российской Федерацией, и все у нас с вами будет хорошо, а нет - ну и гуляйте со своим Горбачевым".

Что ж, маневры на политической шахматной доске продолжались в ожидании неизбежного хода, какого-то яркого события, которое переведет партию в эндшпиль. И этим событием станет референдум о независимости в Украинской ССР, который состоится 1 декабря 1991 года.