07:47, 16 ноября 2016

Советская эра в истории шахмат

слушать
поделиться:

После победы над Капабланкой в историческом матче 1927 года новый чемпион Александр Алехин, вопреки подозрениям в том, что он превратится в "сказочного непобедимого дракона", почивая на лаврах и избегая матчей реванша, 4 раза за 10 лет участвовал в матчах за звание чемпиона. В 1929 и 1934 годах его соперником был такой же эмигрант из Советской России, соотечественник, гроссмейстер Ефим Боголюбов, имевший германское подданство. Подробности - в спецпроекте "Шахматные битвы" Андрея Светенко на "Вестях ФМ".

Это пикантное обстоятельство: два сильнейших шахматиста мира - русские, как игроки, сложившиеся еще до революции, а теперь - изгои, конечно, определяло политическую атмосферу вокруг них. И если у Боголюбова Алехин оба раза выиграл 11-5 и 8-3, соответственно, то в 1935 году в матче против голландского шахматиста Макса Эйве Алехин, уверенно лидируя, в середине матча упустил инициативу и проиграл Эйве с минимальной разрывом - 8-9 (при 13 ничьих). Абсолютно бескомпромиссный поединок, который, казалось бы, подводил черту под "царствованием" Алехина на шахматном троне.

Драматизм ситуации заключался в том, что Алехин к тому времени пристрастился к алкоголю, об этом не писали только ленивые. Писали, особенно в Советской России, еще и том, что гроссмейстер разочаровался в прелестях западной жизни, пытается помириться с советской властью. Алехин действительно отправил как-то раз в Советский Союз телеграмму: "Как долголетний шахматный работник и как человек, понявший громадное значение того, что достигнуто в СССР, шлю искренний привет шахматистам Союза по случаю 18-й годовщины Октября".

Какое яркое подтверждение, что шахматы были тогда элементом большой политики. Однако в 1937 году произошел неожиданный для всех камбэк Алехина как спортсмена. Вместо ожидаемого возвращения в СССР развенчанный король в качестве претендента взял реванш у Макса Эйве. Причем с удивительной легкостью - 10 побед при 4 поражениях.

Дальнейшая судьба Алехина трагична: с началом Второй мировой он оказался в плену - в буквальном и переносном смысле - у нацистов. Принимал участие в шахматных турнирах, проводимых в гитлеровской Германии, делал антисемитские заявления. С окончанием войны оказался в изоляции. Ему был объявлен бойкот - ни Эйве, ни другие шахматисты (американские и советские) не желали садиться с Алехиным за шахматную доску.

В 1946 году чемпион мира умер. И тогда на конгрессе ФИДЕ было впервые принято беспрецедентное на тот момент решение - провести турнир шести претендентов по круговой системе в несколько туров для определения нового чемпиона мира. Среди шести лучших, которых шахматная федерация определила по весьма туманному принципу как добившихся наивысших результатов за последние годы, оказалось трое советских шахматистов - Михаил Ботвинник, Василий Смыслов и Пауль Керес, двое американцев - Самуэль Решевский и Ройбен Файн, а также самый титулованный, но находившийся в ветеранском возрасте голландец Макс Эйве. Файн в последний момент отказался от участия.

Турнир пяти претендентов был проведен в два этапа - в Гааге и Москве - в 1948 году. Несмотря на начавшуюся уже холодную войну, турнир стал показателем сохранения культурных и спортивных связей, впрочем, едва ли не единственным, и продемонстрировал очевидное превосходство уже целиком и полностью советской школы шахмат. Победителем стал Михаил Ботвинник, второе место занял Смыслов, третье - Керес, а бывший чемпион мира Макс Эйве оказался последним всего с 4 очками, набранными в 20 партиях.

С этого момента в истории шахмат наступила советская эра, когда вопрос о чемпионстве решали только представители Советского Союза, что, впрочем, не означало, что драматизма в борьбе за шахматную корону стало меньше.