программа: Уроки истории
05:26, 22 ноября 2016

"Горбачев - в Сибири, Ельцин - в Германии, народ - в очередях"

22 ноября в Москве, на Старой площади, в помещениях, занимаемых еще летом ЦК КПСС, состоялась первая встреча с журналистами нового вице-премьера правительства Российской Федерации Егора Гайдара. СМИ в один голос отметили сам факт общения: "Негласно данный обет молчания нового правительства просуществовал 2 недели". С подробностями - Андрей Светенко в рубрике "Как уходил СССР" на "Вестях ФМ".

Первый блок задач, по словам Гайдара, заключался в создании рыночных институтов: в первую очередь, это указы о либерализации внешнеэкономической деятельности, либерализации цен, решения о приватизации. Второй блок - социальная защита, новая политика в области доходов. Если в прежние годы доля налогов составляла более 50% от ВНП, то в 1991-м она сократилась до 20. Предполагалось поднять налоговую базу. Третий блок проблем тогда виделся в обеспечении экономического суверенитета России - добыче и продаже нефти, других энергоносителей и стратегических видов сырья.

С другой стороны - характерный для того времени заголовок в "Известиях": "Горбачев - в Сибири, Ельцин - в Германии, народ - в очередях". Михаил Сергеевич действительно в тот день посетил Иркутский авиационный завод. Газета отмечала: "Президенту страны было задано много вопросов, но встречали его благожелательно".

Главный тезис Горбачева тогда звучал так: "Дезинтегрированное государство разрушает все общество. Нам нужна надстройка в виде союзного государства, без этого экономические реформы захлебнутся". Конец цитаты. На фоне вполне конкретных и решительных планов российского руководства, того же Егора Гайдара, становилось ясно, что из-под ног Горбачева в значительной степени уходит реальная почва - основание той государственности, о которой он говорит, поскольку речь, как всем было понятно, шла об одном и том же - о Российской Федерации.

Показательную запись, драматически окрашенную в эмоциональном плане, оставил в своем дневнике в тот день помощник президента СССР Анатолий Черняев: "Всего 3 месяца после вызволения из форосского плена, но как же давно это было!.. Горбачев после очередного неудачного выступления в Верховном Совете по бюджету уехал в Иркутск. Как-то всё непоследовательно у Михаила Сергеевича. Вот с легкостью расстался с Панкиным (министр иностранных дел Союза с августа 1991), вернул Шеварднадзе - "реаль политик". А ведь Эдуард Амвросьевич до последнего дня давал в прессе унижающие Горбачева оценки. В свое время Горбачев отпихнул Яковлева ради Лигачева и Рыжкова - тоже "реаль политик". Из страха потерять одну из казавшихся незыблемыми опор - КПСС - держался за Лигачева до последнего. Не надо было тянуть с отменой 6-й статьи Конституции. Партия, естественно, раскололась бы, но наиболее умная и прогрессивная ее часть сохранилась бы и для Горбачева, и для перестройки. А так он потерял ее всю. Вот, Гельмут Коль тоже делает "реаль политик", но - с Ельциным (Борис Николаевич, как мы уже отметили, в тот момент находился с визитом в Германии)".

Вывод, к которому приходит Черняев в тот день: "Я не верю, что Союз в том виде, в каком его хочет сейчас Михаил Сергеевич, жизнеспособен. По навязанной ему логике, Горбачеву надо смещаться во внешнюю сферу, оставив экономику республикам, превращаться в своего рода "испанского короля" - контроль за армией, почтение у офицерства. Но с этим надо действовать быстрее, чтобы Ельцин не опередил".

 

 

r