08:42, 15 декабря 2016

"Проблема президента Горбачёва остается"

слушать
поделиться:

15-го декабря началась поездка в Советский Союз госсекретаря США Джеймса Бейкера. Он должен был посетить Москву, Бишкек, Алма-Ату, Минск и Киев для изучения в корне меняющейся ситуации в нашей стране. Говоря дипломатическим лексиконом, "для получения гарантий безопасности при трансформации СССР в СНГ". С подробностями - Андрей Светенко в рубрике "Как уходил СССР" на "Вестях ФМ".

Напомним, что за годы перестройки Михаилу Горбачёву удалось установить теплые, доверительные отношения с лидерами западных держав - Джорджем Бушем, Маргарет Тэтчер, Гельмутом Колем. Внешнеполитическая программа президента СССР была, пожалуй, самой внятной и эффективной: "новое мышление", отказ от тотального идеологического противостояния, сотрудничество в экономической сфере. Для Запада Горбачев стал партнером предсказуемым и надежным.

А вот в отношении его, Горбачева, оппонентов внутри Союза, в первую очередь Бориса Ельцина, как раз сохранялась некая неопределенность. "Московские новости", анализируя ситуацию, писали: "Вердикт Ельцина, Кравчука и Шушкевича в Минске о роспуске Союза вызывает естественную растерянность. А юридические аспекты минских договоренностей вызывают сомнения. Договор 1922 года не предусматривает роспуска Союза, а только возможность выхода из него для отдельных республик. Кроме того, полномочий от народа на роспуск Союза у лидеров трех славянских государств не было. Большинство граждан СССР - за сохранение Союза, хотя, похоже, Беловежские соглашения станут основой для быстрой и повсеместной экономической реформы... Остается проблема президента Горбачёва. Да, он мешал реформам, на нем лежит ответственность за утечку партийно-государственных средств. И все же Запад считает именно Горбачева своим наиболее доверительным партнером. Поверит ли Запад беловежской тройке, которая столь неуважительно обошлась с союзным президентом?".

Как вел себя, как действовал в этот непростой момент Михаил Сергеевич? Помощник президента СССР Анатолий Черняев пишет в своих дневниках: "Горбачев поразил англичан, Брейтвейта и Аппельярда, прибывших в Москву накануне, своей веселостью, присутствием духа, иронией и даже самоуверенностью - как будто ничего не происходит. Встретил британскую делегацию словами: "Ну что, явились узнать, в какое государство приехали и кто я сейчас такой?". Англичане, вошедшие в кабинет с "похоронными" лицами, приободрились, а Михаил Сергеевич начал отстаивать свою концепцию сохранения союзного центра и при вновь возникшем СНГ".

Итак, по версии Черняева, Горбачев в те дни пытался уверить себя и свое окружение в том, что не все еще потеряно, при этом, продолжает Черняев, "утром у Горбачева был Ельцин. Как объявил потом Борис Николаевич журналистам, "мирно поговорили". Вроде все нормально. Вариант первый: Горбачев остается хотя бы представительной властью. А потом, выступая перед лидерами российских партий и движений, в тот же день Ельцин заявляет: "Я назвал Михаилу Сергеевичу сроки - декабрь, в крайнем случае часть января, - в которые мы заканчиваем с одной эрой и переходим в другую". "Ребенку ясно, - сетует Черняев, - что это значит - мол, тебе, Михаил Сергеевич, в Кремле осталось быть 2-3 недели..."