05:59, 28 декабря 2016

Прощальная речь Михаила Горбачёва

слушать
поделиться:

28 декабря в интервью "Российской газете" первый зампред Верховного Совета Российской Федерации Сергей Филатов, отвечая на острый вопрос "Не были беловежские и алма-атинские соглашения о роспуске Союза этакой "домашней заготовкой", результатом предварительного сговора?", заявил: "Если помните, год назад был проект договора четырех. Его назначение - укоротить руки центру, но не избавляться от него. Но тогда от этого отступились. Видимо, подействовали индивидуальные беседы Горбачева с некоторыми участниками. А идея Содружества возникла неожиданно. Ельцин уезжал в Минск, чтобы обсудить вопрос о Союзном договоре, но тогда уже было ясно, что Украина после референдума и избрания своего президента ни при каких условиях не подпишет такой договор". С подробностями - Андрей Светенко в рубрике "Как уходил СССР" на "Вестях ФМ".

Помощник уже бывшего президента Советского Союза Анатолий Черняев в тот день записал в своем дневнике подробности прощального выступления Михаила Горбачева по телевидению: "Горбачев взял в целом мой вариант текста, но напичкал его деталями, которые все равно газеты "не взяли"... Ни одна газета полностью не напечатала. Уже все боятся Ельцина. Сам Борис Николаевич, говорят, послушал всего минуту. Не понравилась, отключил трансляцию, попросив принести распечатку. Рядом с кабинетом, где Горбачев обычно выступал перед телекамерами, собралось много корреспондентов. На первом плане - западные. Некоторые буквально дневали в коридорах все эти последние дни, снимая что попало, все, что так или иначе касалось Горбачева. Если б не это, остался бы Михаил Сергеевич в информационной блокаде. Позорно для нас, что только западные СМИ вертелись вокруг него, олицетворяя значимость Горбачева для всего мира, которую западная общественность ему придает. Я стоял сбоку от телекамеры. Прямой эфир. Горбачев был спокоен, не боялся заглядывать в текст, и получилось с ходу хорошо. Потом, сколько ни слышал, все оценки сходились в одном: достоинство и благородство."

Кроме того, Черняев сообщает важную деталь передачи ядерной кнопки Ельцину - почему в этот момент возникла фигура министра обороны Шапошникова. По версии Черняева, Ельцину настолько не понравилось последнее выступление Горбачева, что он отказался получать кнопку; раз так, пусть Горбачев сам ее принесет. Горбачев, в свою очередь, отказался, и тогда Ельцин послал к нему Шапошникова. "Я видел его, - утверждает Черняев, - выходящим из кабинета. Как всегда улыбающийся, он поздоровался. Но видно было, что смущен". При всей субъективности мемуариста вывод один: от великого до смешного - один шаг.

Другой актуальной темой в те дни была судьба московского правительства. Мэр столицы Гавриил Попов заявил, что не будет подавать в отставку. Это было сделано после встречи с Ельциным, на которой президент России пообещал оказать Москве всестороннюю помощь в проведении радикальной экономической реформы. Как бы в подтверждение этого - любопытная заметка в "Независимой газете": "Правительство Москвы принимает программу развития транспорта. Третье кольцо, вероятно, будет построено. В 1992-1995-х годах намечено строительство транспортных развязок на площади Восстания, Рижского вокзала и Смоленской. Решено быстрее пустить Люблинскую линию метро. Юрий Лужков приказал продолжить строительство Третьего автомобильного кольца в районе Лефортово тоннельным способом".