программа: Уроки истории
тема: Разлом
06:41, 03 декабря 2019

«Нейтрализация» украинского крестьянства

Рубрика «Разлом» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день 100 лет назад – 3 декабря 1919 года – Красная армия продолжала наступление в ходе Харьковской операции. Командование Южного фронта (главком – будущий маршал Александр Егоров, член Реввоенсовета – Иосиф Сталин) располагало тремя полевыми армиями. Одна из них шла на Харьков, вторая, в которую входил конный корпус Будённого, преследовала войска Деникина в верховьях Дона, третья должна была развивать наступление на Старобельск. В этот день кавалерийский корпус белых под командованием Мамонтова нанес контрудар во фланг корпусу Будённого, но красные не допустили прорыва фронта, остановив противника в районе Бирюча и Нового Оскола.

В те дни в Москве продолжала работу очередная партийная конференция. Накануне была принята резолюция «О советской власти на Украине». В ней подчеркивалось, что партия в национальном вопросе исходит из принципа самоопределения наций. Применительно к Украине были даны важные уточнения и разъяснения. А именно: «Украинская культура, язык и школа в течение веков подавлялись царизмом, а потому все члены партии обязаны содействовать устранению препятствий к свободному развитию украинского языка. Его нужно превратить в орудие коммунистического просвещения масс».

Ленин особо подчеркивал, что националистические тенденции в среде отсталой части украинских масс – результат векового угнетения со стороны эксплуататорских классов России; необходимы величайшая терпимость и осторожность. Но задача установления равноправия в сфере языка и культуры – а тут, в частности, Ленин требовал, чтобы «во всех советских учреждениях на Украине имелось достаточное количество служащих, владеющих украинским языком» – была не единственной. Большевики отдавали себе отчет, что Украина – это не только специфическая культурно-этническая среда, но и особый социум: «Ввиду того, что на Украине, еще в большей степени, чем в России, преобладающую массу населения составляет крестьянство, задачей Советской власти здесь является завоевание к себе доверия не только со стороны крестьянской бедноты, но и широких слоев среднего крестьянства, которое своими подлинными интересами теснейшим образом связано с Советской властью».

Прервем цитату. В том-то и дело, что политика военного коммунизма – тотальное изъятие всех излишков сельскохозяйственного производства, хлеба, мяса и так далее – всё это, мягко говоря, не нравилось крестьянству, как бы его большевики ни называли, трудовым или кулацким, середняческим иди бедняцким. Во-первых, грань была умозрительна. Во-вторых, крестьянин – собственник орудий труда и средств производства, земли, скота, инвентаря был для «правоверных» марксистов в лучшем случае временный попутчик. Его, говоря ленинской же фразой, надо было до времени «нейтрализовать». Поэтому взгляд Ленина на украинское крестьянство вроде бы имеет отличие, но... «Сохраняя основные принципы нашей продовольственной политики – а это государственная заготовка хлеба по твердым ценам, принудительная разверстка (то есть изъятие излишков) – необходимо способы проведения такой политики внимательно сообразовывать с условиями украинской деревни».

Это как? Изымать, но без фанатизма? Оказывается, так: «Извлечение хлебных излишков на Украине – лишь в строго ограниченном размере, необходимом для снабжения бедноты, рабочих и Красной армии». Но и это еще не все. «Необходимо», – подчеркивал Ленин, – «разоблачать контрреволюционную демагогию, внушающую, будто задача Советской России – выкачивание хлебных и продовольственных продуктов из Украины в Россию».