программа: Уроки истории
11:47, 14 декабря 2020

Переход к мирной жизни: возрождение студии «Ленфильм»

Рубрика «Каждый день победного 45-го» Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В эти декабрьские дни в 1945 году так же, как и сейчас, в конце года подводили итоги. Конечно, в том особом Победном взгляд на уходящий год был неповторимым. Можно сказать, уникальным. Но главное, что всё воспринималось под знаком восстановления, перехода к мирной жизни. Это не означало, что пережитое в годы войны хотелось поскорее забыть. Нет. И в сфере искусства это проявилось особенно ярко. В кинематографе, пожалуй, – в первую очередь. На глазах возрождалась ленинградская кинематография. Студия «Ленфильм» сильно пострадала в годы блокады, но в декабре 1945-го уже поражала взоры посетителей добротностью, изяществом и красотой построенных вновь павильонов, цехов, студий монтажа. Не только производственная база была восстановлена. «Ленфильм» готов был вернуть себе славу флагмана советского кино.

В декабре 1945-го на «Ленфильме» завершились съемки двух картин, о которых как о заметном явлении писали в газетах еще до их выхода на экраны. Первая – киноповесть «Простые люди» режиссера Григория Козинцева, вторая – эпопея «Генерал армии» Фридриха Эрмлера. Отметим, что художественный совет «Ленфильма» в те дни признал обе картины выдающимися произведениями последних лет. Между тем их названия, уверен, мало или вовсе ничего не говорят теперь. Судьба у них действительно оказалась трудной, хотя и по разным причинам.

Лента Эрмлера вышла на экраны в январе 1946-го, но под другим названием – «Великий перелом». Это была первая картина о Сталинградской битве. В центре рассказа были генералы Красной армии, отсюда – и рабочее название. Картина получит Сталинскую премию 1946 года, но все-таки некая осторожность – даже название города персонажи вслух не произносят, просто «город», и отстраненность в показе войны были слишком очевидны. В центре внимания – действительно военачальники, командиры; окопной правды и изнанки войны показано не было. Положим, современникам картины разрушений, смерти были знакомы с избытком, и в кино они как раз шли не за этим, однако на дальнейшей судьбе картины это отразилось. Иллюстрацией Великой Отечественной она не стала, хотя, как видим, высокую оценку со стороны руководства получила.

А с лентой Козинцева и вовсе произошел конфуз. В следующем 1946-м, когда начались первые идеологические кампании, больше похожие на погромы, фильм «Простые люди» наряду с лентой «Большая жизнь» был жестоко раскритикован в постановлении ЦК как ошибочный, неудачный и вредный. Только в 1956 году он вышел на экраны, и зрители смогли увидеть, что же в нем было такого.

Картина о блокадном Ленинграде, о тяжелых военных судьбах. Жена главного героя попадет в немецкий плен, тяготы и лишения приводят здоровую молодую женщину к потере здоровья и памяти. Муж случайно находит ее, едва живую, помогает вернуться к нормальной жизни. Нет, это все посчитали излишним – слишком смело, слишком откровенно.

Впрочем, в декабре 1945-го на Ленфильме вовсю шли съемки еще двух картин, о которых, кстати, в газетах не писали. Но время покажет, что эти две картины как раз и станут классикой советского кино, будут приняты зрителями с любовью. Это фильм режиссера Тимошенко «Небесный тихоход» с Михаилом Жаровым в главной роли и фильм-сказка Надежды Кошеверовой «Золушка» с несравненной Яниной Жеймо.