программа: Уроки истории
15:17, 17 декабря 2020

Японский вопрос: как Советский Союз пытался приструнить США

В эти дни в 1945 году в Москве проходили заседания Совета министров иностранных дел стран «Большой тройки». Руководители внешнеполитических ведомств СССР, США и Великобритании – Молотов, Бирнс и Бевин – обсуждали важнейшие на тот момент проблемы послевоенного мирового устройства. Сам по себе формат общения был предложен еще в ходе Ялтинской конференции Рузвельтом, Сталиным и Черчиллем. Это был дальновидный план, который предполагал проведение в оперативном режиме консультаций между великими державами. В данном случае в центре внимания оказались вопросы послевоенного устройства Японии, Кореи, а также ситуация в Китае, где шла гражданская война. С подробностями – Андрей Светенко в рубрике на «Вестях ФМ».

В отношении Японии подходы Советского Союза и Соединенных Штатов оказались, мягко говоря, трудно сводимыми к компромиссу. В середине августа 45-го американцы отказались предоставить Советскому Союзу право участвовать в оккупации северной половины острова Хоккайдо, о чем Сталин лично и неоднократно просил президента Трумэна. Взаимен Трумэн предложил создать, как теперь бы сказали, широкую коалицию – учредить Дальневосточную консультативную комиссию с участием 120 стран тихоокеанского региона, включая и нашу страну. Но Сталин демонстративно отказался от участия в таком действительно сугубо декларативном и консультативном органе, настаивая на конкретных полномочиях по части определения политического будущего Японского государства.

Справедливо апеллируя к мировому общественному мнению, советское правительство и, в частности, наркомат иностранных дел во главе с Молотовым к декабрю 45-го достигли понимания и отклика у большинства стран мира, которым также было не по душе единоличные и, во всяком случае, односторонние действия США на территории оккупированных ими Японии и южной части Кореи. Госдеп вынужден был представить в Москве «пересмотренные предложения», касавшиеся компетенции Союзного Совета и Дальневосточной комиссии, суть которых сводилась к тому, что Верховный Главнокомандующий оккупационными – читай, американскими, – войсками в Японии все дальнейшие решения, изменяющие согласованный режим контроля над Японией, будет принимать только после одобрения их Дальневосточной комиссией.

Это в значительной степени меняло статус комиссии, отказываться от работы в которой уже не имело смысла. При этом советская сторона настояла на том, чтобы такой международный орган с новым объемом полномочий носил бы и новое название. Американцы согласились и на это. Итак, вместо декларативной Дальневосточной консультативной была создана Дальневосточная комиссия с вполне действенными полномочиями «формирования политической линии, принципов и общих оснований, на которых будет осуществляться выполнение Японией ее обязательств по капитуляции, требований пересмотра любой директивы американского главнокомандующего или любых других его решений, относящихся к политической линии, по требованию любого члена комиссии».

Состав комиссии был сокращен до 11 участников. Кроме трёх великих держав, в нее вошли Франция и Китай, а также Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Филиппины и Нидерланды. Последняя – благодаря тому, что такое крупное государство региона, как Индонезия, находилась в колониальном владении Нидерландов.

Кроме этого жгучего и спорного вопроса о влиянии на послевоенную Японию, не меньшую остроту вызывал и корейский вопрос. Но о нем лучше рассказать отдельно.