программа: Уроки истории
15:51, 24 декабря 2020

Заседание Нюрнбергского трибунала перед перерывом: доказательства преступности СС и гестапо

Рубрика Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

В этот день в 1945 году в заседаниях Нюрнбергского военного трибунала, международного суда над нацистскими преступниками, был объявлен перерыв до 2 января. В советских газетах об этом было объявлено скупо, без указания причин, которые нам теперь нетрудно угадать – Рождество, Новый год.

Но в 45-м Новый год, не говоря уже о Рождестве, не был в Советском Союзе даже выходным днем. Обычный рабочий. Действовало постановление, принятое еще в 1929 году, фактически запрещавшее отмечать Новый год по антирелигиозным соображениям ввиду его прямой смысловой связи с Рождеством. Правда, уже в середине 30-х была сделана существенная уступка – новогодняя Ёлка для детей. Так что в формате детского праздника Новый год был, так сказать, условно реабилитирован.

Спустя 2 года, день в день, в 1947-м выйдет Указ президиума Верховного Совета, в котором Новый год будет объявлен выходным и нерабочим – взамен 9 мая. Оно, безусловно, оставалось Днем Победы. Но статус выходного дня 9 мая утрачивало. Только в 1965-м, в год 20-летия окончания Великой Отечественной войны, справедливость в этом вопросе окончательно восторжествует.

Что же касается Нюрнбергского процесса, важнейшего политического события первых послевоенных месяцев, то он был показательным и по глубине, и по масштабу освещения в мировой и советской прессе. Для освещения его были аккредитованы сотни корреспондентов, операторов, художников. Из их репортажей неискушенный в судебной практике читатель без труда мог убедиться, насколько основательно с точки зрения права и системы доказательств был выстроен этот процесс.

В последний день перед новогодними каникулами суду были представлены доказательства преступной деятельности фашистских спецслужб – СС и гестапо. Приведем лишь один из первых пунктов обвинения: «Обвинитель представляет Трибуналу схему-таблицу «Положение СС и гестапо в системе германской полиции».

Численность гестапо – около 50 тысяч сотрудников, содержание работы в довоенный период – организация массовых репрессий и политических провокаций, значение которых оказалось поистине фатальным. Так, суд детально рассмотрел план спецоперации фашистских спецслужб на польской границе в конце августа 1939 года. Речь – об организации нападения переодетых в польскую военную форму уголовных преступников из немецких тюрем на приграничную немецкую радиостанцию в Гляйвице. Суду были представлены показания свидетеля, штурмбаннфюрера Хельмута Науджока, раскрывающие план, предложенный Гиммлером: после захвата радиостанции передать в эфир призыв на польском языке к войне против немцев. Все участники этой акции подлежали немедленному физическому устранению, после чего на место событий должна была быть доставлена специально подготовленная группа журналистов. Этот кровавый маскарад в гитлеровской Германии всерьез выдавали как основание для ответной реакции. То есть эта была на голубом глазу попытка представить агрессора в качестве жертвы нападения, и наоборот. И дело не в том, в какой степени этому поверили тогда сами немцы. Эта провокационная спецоперация послужила началом Второй мировой войны.

Установление этих обстоятельств стало весомым доказательством признания СС и гестапо преступными организациями. В принципе, в целом, что впоследствии уже станет служить основанием для судебного преследования конкретных лиц, служивших в этих преступных по определению организациях.