В эфире радио "Вести ФМ" Елена Щедрунова и Михаил Леонтьев обсудили со слушателями острые вопросы, волнующие российское общество.

Щедрунова: В студии сегодня в качестве эксперта Михаил Леонтьев. Мы обсуждаем самые горячие темы сегодняшнего дня.

Леонтьев: Здравствуйте!

Щедрунова: Да, сегодня остается говорить только "здравствуйте". Даже ни "доброго вечера". Я думаю, что, прежде всего, мы выразим соболезнования близким тех, чьи родственники погибли во время этого страшного... Я даже не знаю, какое слово подобрать в этой страшной трагедии!

Леонтьев: Это страшное безобразие, потому что приводят статистику, но я не помню, чтобы на реке речные суда... Всяко может быть, но такое!

Щедрунова: Но такого количества жертв не было никогда!

Леонтьев: Потому что он, просто, как утюг пошел ко дну!

Щедрунова: Наверное, не только потому, что как утюг пошел ко дну, а потому, что была гроза, и все были в помещениях. И поскольку это все было быстро, люди не смогли выбраться.

Леонтьев: Не забывай, у таких судов не может быть такого запаса плавучести: не было там ни самума страшного, ни тайфуна. Даже шторма, в общем-то, серьезного не было. Да, была неважная погода, гроза была, наверное, какое-то волнение было.

Я что хочу сказать: сейчас очень многие говорят о безопасности, о сочетании экономики и безопасности, что судно старое - это все ни о чем, на самом деле. Совсем ни о чем! Да, пренебрежение техникой безопасности, это такая банальная вещь, наверное, да?

Щедрунова: Миша, это не совсем пренебрежение техникой безопасности, это абсолютное наплевательство на то, что будет дальше!

Леонтьев: Вот это ни о чем! На самом деле, это просто такой социальный феномен. Это именно социальный диагноз, я бы даже так сказал. Социальный именно, не политический даже. Не какие-то злобные силы нас злобно гнетут. Это "Хромая лошадь", на самом деле.

Начнем с того, что 1955 года судно. Суда вообще могут любого практически срока, какого хотите, плавать. И срок эксплуатации судна при условии ремонта и обслуживания определяется целесообразностью. То есть, хочешь, чтобы оно плавало...

Щедрунова: Прости, я перебью, я вспомнила, что первое путешествие на пароходе колесном было в 70-е годы - и ничего!

Леонтьев: Дело не в том, что ничего. На этом тоже плавали несколько раз - и ничего! Эти хозяева же говорят, что вот, мол, был банкет на 300 человек - и ничего, никто не утонул! Есть, например, "Крузенштерн" и "Седов" - это огромные парусные суда, построенные в 20-х годах, если я не ошибаюсь, и они являются гордостью нашего флота. Они ремонтируются, и находятся в отличном состоянии. То же самое касается и самолетов. Конечно, самолеты - это не суда, не корабли, там сроки другие, но, тем не менее. Я недавно был в Америке, я посмотрел, какие в провинциальных аэропортах стоят на местных рейсах машины. Никто не кричит, как у нас, что надо немедленно списать все 134-е, вот немедленно, бегом. А что плавает по Миссисипи - это просто антиквариат! Но он находится в нормальном техническом состоянии!

Полностью слушайте в аудиоверсии