В эфире радио "Вести ФМ" Елена Щедрунова и Федор Лукьянов обсудили со слушателями острые вопросы, волнующие российское общество.

Щедрунова: В нашей студии главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. Говорить мы будем на внешнеполитические темы. А не опоздали ли Россия и Великобритания начать налаживать свои отношения?

Лукьянов: Нет, не опоздали, потому что с этим опоздать невозможно. Лучше рано или поздно их размораживать или перезагружать, чем этого не делать, потому что международные отношения - это не партия в шахматы, это, скажем так, бесконечный турнир: одна партия заканчивается, тут же начинается следующая. Так не получится, что мат поставил - и все, и свободен. Потому что страны никуда не денутся.

Щедрунова: Ты так говоришь "размораживать", "перезагружать", а у тебя осталось впечатление, что что-то из этих двух действий вчера произошло?

Лукьянов: Нет, вернее как, перезагружать... Ну, я вообще против этого образа, уже надоел очень сильно.

Щедрунова: Тем более что тебе сказали, что на самом деле Обама сказал не перезагрузка, а вообще другое он имел в виду. Хорошо, давай размораживание отношений.

Лукьянов: Размораживание случилось просто по факту того, что впервые за шесть лет произошла встреча в верхах, как раньше называлось это. То, что ни по одному из вопросов не достигнут, не знаю, прорыв или резкое сближение позиций.

Щедрунова: Ты сейчас имеешь в виду политические вопросы?

Лукьянов: Любые.

Щедрунова: А экономические? У нас, что, есть какие-то проблемы в экономике?

Лукьянов: По экономическим вопросам проблемы, безусловно, есть, но их, как и положено, публично не обсуждают. Я абсолютно убежден, что они обсуждались. Но деньги любят тишину, как известно, молчание, и, скажем, компания "БиПи", которой не удалось некоторое время назад заключить стратегический альянс с "Роснефтью", причем, в общем, компания "БиПи" не то чтобы сама виновата, но, во всяком случае, ее запутанные отношения с собственными же партнерами из ТНК, они повлияли. Но компания БиПи не собирается из России уходить. Она нацелена на долгое сотрудничество, что называется, не удалось тут, удастся где-нибудь еще. И, безусловно, это обсуждалось. Что касается политики, то понятно было изначально, что никакого сближения или тем более компромисса - в данном случае слово вообще не подходящее - по делу Литвиненко не будет, потому что стороны занимают позиции, исходящие из принципов. Из принципов, затрагивающих суверенитет.

Британцы считают, что их суверенитет был грубо нарушен, когда на их территории, как они подозревают, кем-то засланным из России был убит гражданин Великобритании. Это вопрос суверенитета, потому что правительство должно защищать своих граждан. Россия считает также обоснованно, что требование выдать гражданина России тоже является ущемлением суверенитета. И тут, конечно, можно посочувствовать Кэмерону, потому что эту проблему, скажем так, состояние эмоций по этой проблеме ему оставил в наследство кабинет лейбористов. Потому что замечательное выступление тогдашнего министра иностранных дел Дэвида Милибенда, который сказал, что если у русских Конституция не позволяет выдавать своих граждан, пусть они Конституцию поменяют. Это, по-моему, был вообще тот момент... До этого было напряженно, но как-то, чего-то... Понятно, проблема сложная, пытались решались. После этого все ушли в отказ и сказали: "Ах, так, ну тогда сам меняй, и вообще..." В этом смысле, мне кажется, что Кэмерон не может это обойти, ничего он не может сделать, потому что, действительно, вопрос крайне принципиальный для него.

Щедрунова: Не для него, для британского общества.

Лукьянов: Для общества и для государственной машины. Но что, на мой взгляд, произошло, и вот в этом можно считать эту самую разморозку, что Кэмерон явно не настроен делать эту проблему стержнем отношений, на что бы настроен Блэр и по инерции Браун. И явно совершенно они заинтересованы - и российская, и британская сторона, чтобы, как это называется, термин красивый, дипломатический - "согласились о несогласии".

Полностью слушайте в аудиоверсии