Гость Елены Щедруновой в студии "Вестей ФМ" - главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

Щедрунова: Всем добрый вечер. У нас в студии главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. Понятно, что речь пойдет о международных делах. В последние дни, правда, у нас все международные дела в основном сводятся к господину Сноудену. Сегодняшний день не будет исключением в этом смысле. Естественно, говорить мы будем про Сноудена, тем более что Владимир Путин сделал весьма интересное заявление. Это было на пресс-конференции форума стран-экспортеров газа. Естественно, журналисты спрашивали не только и не столько про газ, сколько про Сноудена в том числе.

Лукьянов: Про газ тоже спрашивали.

Щедрунова: В основном, конечно, спрашивали про газ. Но не удержались, про Сноудена тоже спросили. Даже обсуждение темы газа у нас без Сноудена сегодня не обходится. Но при этом не забудем про Египет, где происходят масштабные события. И совершенно не понятно, во что это все выльется. Поэтому Ближний Восток - это дело действительно тонкое. В общем, мы сегодня обсуждаем эти темы. Не забудем и про форум стран-экспортеров газа соответственно. Но начинаем мы со Сноудена. Итак, заявление президента России по поводу Сноудена. Что заявил Владимир Путин? "Если он (Сноуден) захочет остаться здесь, есть одно условие: он должен прекратить свою работу, направленную на то, чтобы наносить ущерб нашим американским партнерам, как это ни странно прозвучит из моих уст". Комментарий Федора Лукьянова.

Лукьянов: Вот тот случай, когда хочется сказать: "Без комментариев". Потом, к сожалению, я не понимаю, что имеет в виду президент России. Сноуден наносит ущерб нашим партнерам из Соединенных Штатов самим фактом своего существования и пафосом своих заявлений.

Щедрунова: Может быть, имеется в виду, чтобы больше ничего не заявлял и не сливал?

Лукьянов: Либо заткнись и сиди, извините. Тогда, я думаю, ему тяжко придется. А что тогда он будет делать? Не знаю, мне кажется, это несколько странное заявление. Связано оно, по-моему, прежде всего с тем, что Россия начинает понимать, что деть его, извините, некуда.

Щедрунова: Но Россия знала это изначально.

Лукьянов: Нет, почему же. Вначале все-таки были другие ожидания, мне кажется. Мы же ничего не знаем, мы даже не знаем по-прежнему... Никто же его не видел.

Щедрунова: Никто не видел, да.

Лукьянов: Но мне кажется, что Россия все-таки надеялась на то, что он куда-нибудь улетит.

Щедрунова: В этом смысле - да, были ожидания, что он у нас действительно проездом.

Лукьянов: Да, он транзитный пассажир, он улетит. Похоже, что желающие его принимать как-то не выстраиваются в очередь. Эквадор очевидным образом морочит голову.

Щедрунова: Эквадор уже сказал, что он не будет давать ему убежища.

Лукьянов: Почему? Эквадор сказал, что если он окажется на их территории...

Щедрунова: Уже нет.

Лукьянов: Вообще уже не будет?

Щедрунова: Вообще уже всё. Более того, после разговора президента Эквадора с господином Байденом Эквадор сказал, что он уважает американские законы, поэтому Сноудену вообще там делать нечего.

Лукьянов: Я что-то пропустил.

Щедрунова: Ситуация изменилась.

Лукьянов: Я видел заявление, что он в принципе не отказывается от намерения рассмотреть, но в том случае, если Сноуден окажется на территории Эквадора. А он не может оказаться на территории Эквадора, потому что у него нет документов. И так далее. В любом случае это явно не нужно Эквадору, что можно понять. Зачем Эквадору эта головная боль? Кто он такой?

Также в программе:

- Зона свободной торговли.
- События в Египте.
- Ситуация в Сирии.
- "Болгарская весна".

Полностью слушайте в аудиоверсии.