программа: Точка зрения
20:10, 15 июля 2013

Сноуден боится покидать транзитную зону аэропорта Шереметьево

В минувшую пятницу экс-сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден встретился с правозащитниками и заявил, что намерен просить у России политического убежища. Почему Сноуден решил остановить свой выбор на России? И чья эта теперь проблема? Эти и другие вопросы Елена Щедрунова обсудила в студии "Вестей ФМ" с главным редактором журнала "Россия в глобальной политике" Федором Лукьяновом.

Щедрунова: Добрый вечер всем! Международные темы, естественно: Сноуден, это уже мыльная опера.

Лукьянов: Да!

Щедрунова: С одной стороны, может, и неплохо, что это мыльная опера, а не трагедия. Это даже уже не фарс. Это именно мыльная опера. По законам жанра, именно в пятницу происходит какое-то событие для того, чтобы народ в выходные мучился, а что же будет в понедельник. Я имею в виду встречу Сноудена в пятницу с российскими правозащитниками. Его заявление о том, что он просит временного убежища в России, что он не будет вредить Соединенным Штатам, потому как он патриот своей страны. Такой явный ответ на то, что сказал президент России. Но при этом ответ такой... Ведь он же из "патриотических" побуждений обнародовал всю эту информацию. Он может и дальше именно из "патриотических" побуждений все это делать! И как сегодня заявил Владимир Путин, Соединенные Штаты фактически заблокировали его на российской территории. Это все-таки проблема чья же теперь?

Лукьянов: Проблема наша, да. Действительно, все бы хотели, чтобы он проследовал дальше. Он сам тоже сказал, что вообще-то хочет в Латинскую Америку. Но, во-первых, как верно заметил Путин, его документы аннулировали в тот момент, когда он уже летел в Москву. И действительно, прилетев в Москву, он уже не мог проследовать дальше, хотя у него был, как нам рассказывали, билет в Гавану. Второй шаг, который, безусловно, сильно все осложнил, это инцидент с самолетом Эво Моралеса, потому что после этого, я уж не знаю, справедливо или несправедливо, но Сноуден сам, безусловно, понял, что американцы готовы сделать все что угодно, чтобы его заполучить. Я думаю, что он просто боится натурально. Он боится лететь куда-либо, двигаться с места, потому что, если уж они самолет президента готовы посадить, то...

Щедрунова: Причем потом даже не извиниться за это, что самое интересное!

Лукьянов: Формально-то американцы ни при чём!

Щедрунова: А перед Эво Моралесом вообще никогда не извинялся - ни австрийцы, которые его досматривали.

Лукьянов: Он сел в Австрии не потому, что австрийцы хотели, а закрыли дальше. А испанцы, по-моему, сказали, что они готовы извиниться. Ну, неважно. Главное, создалось ощущение, что Соединенные Штаты заставят любого своего союзника или партнера посадить любой самолет, где будет лететь Сноуден.

Оставляйте свои комментарии на этой странице!

Полностью слушайте в аудиоверсии

Первая фотография со встречи Сноудена с российскими правозащитниками