программа: Точка зрения
тема: Сирия
20:10, 26 августа 2013

Ситуация в Сирии: война может начаться в любой момент

Гость Елены Щедруновой в студии "Вестей ФМ": Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике".

Щедрунова: Всем добрый вечер. В студии главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Фёдор Лукьянов. Фёдор, добрый вечер.

Лукьянов: Добрый вечер.

Щедрунова: Хотя, по-моему, он не очень добрый для Сирии, да, может быть, в перспективе и для мира в целом. Для ближневосточного региона точно абсолютно недобрый.

Лукьянов: А уж для генерального директора "Уралкалия" какой он недобрый.

Щедрунова: Совсем недобрый, да. Но начнем мы все-таки с Сирии. Хотя я думаю, что про Белоруссию и про "Уралкалий" не забудем. Но начнем с Сирии, потому что это сейчас мировая новость, новость номер один. Сейчас идет брифинг в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. Журналистов, правда, я вижу не так много, но тем не менее. Например, та же BBC дает прямую трансляцию этой пресс-конференции, потому что после жестких заявлений администраций Соединенных Штатов, Великобритании, Франции все напряглись. Все понимают, что война может начаться в любой момент. Напомню, что Великобритания и Франция заявили о том, что готовы начать военные действия в Сирии без всякого решения Организации Объединенных Наций. Такое, знаешь, нехорошее дежавю.

Лукьянов: Да, дежавю очень нехорошее, причем такое многослойное дежавю. Потому что то, что может начать происходить, напоминает сразу все операции, которые были.

Щедрунова: Начиная с Ирака.

Лукьянов: Начиная с Югославии. Потому что в Югославии тоже начиналось похожее. Там не было оружия массового уничтожения, но там были кошмарные страдания косоваров в Косово, и что невозможно больше это терпеть. Не нужна санкция Совбеза. А самое главное - у меня такое ощущение, что по модели то, что может сейчас случиться, будет больше напоминать как раз Югославию.

Щедрунова: Почему я вспомнила про Ирак? Потому что эти жесткие заявления последовали после того, как было объявлено, что в Сирии произошла химическая атака, туда отправились эксперты ООН. Как мы знаем, в Ираке тоже эксперты ООН много чего искали, находили. Потом, правда, выяснилось, что этого там нет. Но эта модель больше иракская, чем... Слушайте, в конце концов, в Югославии никто ничего не искал. И никаких экспертов ООН там не было.

Лукьянов: Это да. Но в Югославии была схожая ситуация не в смысле содержания, а в смысле характера события. Потому что, если помните, последней каплей, после которой уже заговорили о войне окончательно, стала то ли имевшая место, то ли не имевшая место бойня в косовском селе Рачак. Нет, оно имело место, потому что реально нашли убитых, братскую могилу. И даже ОБСЕ (не ООН тогда, а ОБСЕ) вроде как занималась исследованием, расследованием. А потом это всё свернули. Результаты куда-то даже ушли.

Щедрунова: Уже были неинтересно.

Лукьянов: Сказали: "Понятно, кто это сделал. Это проклятые мясники Милошевича". После чего уже была очевидная подготовка к войне. Здесь похожая ситуация, с одной стороны, на Ирак, потому что на слуху оружие массового уничтожения, а с другой стороны, на Югославию, потому что тоже инцидент очень яркий, неполиткорректно его назовем (умирающие дети, картины эти - жуткое дело), когда уже говорится: сколько можно терпеть? Всё уже, всё. Все линии перешли. И дальше, хотя вроде как сирийский режим сейчас согласился пустить наблюдателей, и они будут расследовать, но откровенно скажем, это уже неважно.

Также в программе:

- Ситуация в Белоруссии.

Полностью слушайте в аудиоверсии.