Работа не волк: почему в России низкая производительность труда? Что заставит нас работать усерднее? Об этом Елена Щедрунова поговорила с руководителем аналитического центра "Деловой России" Анастасией Алехнович и руководителем направления исследований портала Superjob.ru Павлом Лебедевым.

Щедрунова: Всем добрый вечер! У нас в студии - руководитель аналитического центра "Деловой России" Анастасия Алехнович. Анастасия, здравствуйте!

Алехнович: Здравствуйте!

Щедрунова: И руководитель направления исследований портала Superjob.ru Павел Лебедев. Павел, здравствуйте!

Лебедев: Добрый вечер!

Щедрунова: Я произнесла слова "добрый вечер" и подумала о том, что разговор-то у нас будет не очень добрый, скажем так, потому что говорить мы будем о том, как мы работаем. Вот вечером как раз самое оно обсудить, как мы работали днём. Поводом для разговора послужило исследование, которое провела Организация экономического сотрудничества и развития, и по этому исследованию россияне оказались самыми неэффективными работниками. Работаем мы много, но неэффективно. При этом когда наши средства массовой информации сообщали об этом, они всё время путались. Заходили они с понятия эффективность труда, а затем как-то плавно перескакивали на понятие производительность труда. Вот кто-то из вас может объяснить разницу между эффективностью и производительностью? Насколько я понимаю, это всё-таки разные вещи.

Лебедев: Безусловно, это разные вещи. Производительность труда – это количество произведённого продукта в единицу времени, и чаще всего измеряется в денежном эквиваленте, чтобы иметь возможность сравнить разные экономики. И вот здесь начинается первая претензия, на мой взгляд, к этому рейтингу.

Щедрунова: Вот к тому исследованию, да?

Лебедев: Да. Потому что довольно странно сейчас было бы сравнивать показатели производительности труда в деньгах России, которая производит продукт в рублях, соответственно, с европейскими странами. В связи с падением рубля относительно евро и показатели эти выглядят так печально. Это первое. А второе – мне кажется, всё равно имеет смысл рассматривать эффективность производства не в привязке к конкретному человеку. Понятно, что есть макроэкономические различные метрики, которые удобно использовать, для того чтобы сравнивать государства между собой, но мне кажется, что сегодняшний наш разговор должен всё-таки углубиться в наши собственные реалии, а не обращаться к этому рейтингу, который, в общем-то, довольно относительное имеет отношение к российской экономике и к тому, как мы работаем и что нам дальше с этим совсем делать.

Щедрунова: Анастасия!

Алехнович: Мы в корне не согласны с этой позицией.

Щедрунова: В смысле? Какой, чьей позицией?

Алехнович: С экспертной позицией, которую Павел озвучил.

Щедрунова: А, то, что Павел говорит?

Алехнович: Как раз, вообще, в таком масштабе конкуренции за рынок сбыта, за, собственно говоря, уровень доходности и прибыльности, производительность труда, вообще-то, ключевой параметр, на который все ориентируются. Производительность труда и эффективность - я не поняла, в чём разница. Почему вы так разделяете эффективность и производительность? Что такое эффективность? Ваше мнение?

Щедрунова: Эффективность – это, собственно, производная от результатов, поделённых на затраты. А в затратах есть не только труд.

Алехнович: Совершенно верно. Соответственно, производительность труда и считается, собственно говоря - именно добавленная стоимость на единицу потраченных ресурсов.

Щедрунова: Ресурсов! Из которых труд – это один из.

Алехнович: Включая труд. А это значительная доля, поверьте. Естественно, это затраты и прочее учитывается, но это - ключевой показатель, на который все ориентируются. На самом деле этот рейтинг вообще ещё сильно приукрасил ситуацию. По нашим данным и по ряду исследований других, мы даже в 3 раза, в 4 отстаём по некоторым отраслям и видам деятельности.   

Полностью слушайте в аудиоверсии.