Верховный суд подтвердил право россиян на самооборону любыми способами. Последствия этого решения Елена Щедрунова обсуждает с председателем общественной организации "Гражданская безопасность" Сергеем Грининым и адвокатом Алексеем Паршиным.

Щедрунова: В этом часе будем говорить о том, что Верховный суд своим решением фактически признал своё предыдущее постановление о том, что человек при самообороне может использовать все средства, и самооборона оправдывает все его действия. Это связано с решением Верховного суда по делу... Я буду говорить гражданина Ш. Хотя "Комсомольская правда", как мне подсказано моими гостями, называет его фамилию - гражданин Шариков. И многие из вас слышали эту историю о том, как трое мужчин тепло проводили вечер, потом поссорились. Один из них (как раз гражданин Ш.) получил в итоге от своих собутыльников удар по голове и удар ножом. В результате драки ему удалось этот нож всё-таки перехватить у нападавших, и он в ответ нанёс нападавшим (ещё раз напомню - своим товарищам) 23 раны и 29 ран. В итоге оба скончались. Суд первой инстанции признал его виновным, и он получил срок. Суд высшей инстанции (а именно Верховный суд) признал, что он действовал в пределах самообороны и поэтому виновным не является. Отталкиваясь от этой ситуации, мы будем говорить сегодня о самообороне и о том, что меняется в российском законодательстве и в российской судебной практике в делах, связанных с самообороной. Итак, я коротко пересказала информационный повод. Некоторые эксперты говорят, что главное в этом решении Верховного суда то, что он в такой неочевидной ситуации, когда сидели, что называется, выпивали, и многие сказали бы "Сам виноват. Нарвался. Не надо было просто эту компанию собирать", Верховный суд сказал: "Нет, извините. Нападение на него было доказано? Было. Всё. Значит, для него существовала угроза для жизни. И даже несмотря на то, что он завладел ножом (то есть орудием убийства), он имел полное право защищать свою жизнь всем доступными способами. Алексей, вы согласны с такой трактовкой?

Паршин: Да. Здесь надо отметить две вещи. Действительно, как вы правильно заметили, именно это дело наконец-то коснулось большой категории уголовных дел, так называемой бытовухи. Когда действительно какая-то пьяная драка или разборка. Как правило, суды в таких делах никогда особо не разбирались и судили именно по последствиям, по телесным повреждениям.

Щедрунова: То есть не разбирались, кто прав, кто виноват.

Паршин: Да, конечно. Если это тяжкие телесные повреждения, то либо причинение тяжких телесных повреждений, либо убийство вменяли.

Щедрунова: Я прошу прощения. Но сроки давали по максимуму или по минимуму?

Паршин: Конечно. Сроки давали, которые предусмотрены законом, - от 5 до 15 лет по статье №111, часть 4. А по убийству - от 6. Как правило, там давали 7, 8, 9 лет в зависимости от обстоятельств.

Щедрунова: При этом у многих возник вопрос. Простите, 23 ранения и 29 ранений. Тут уже вопрос, кто на кого нападал и кто кого убивал.

Гридин: Здесь ещё не оговаривается, какой тяжести эти удары. Потому что человек, обороняясь, не будучи мастером ножевого боя, как правило, наносит весьма лёгкие ранения: порезы, например. Каждый из них будет считаться телесным повреждением.

Щедрунова: Но они умерли именно от этого.

Гридин: Умерли - вполне возможно, что либо по сумме, либо какой-то заключительный удар был роковым. Но раз человек после 28-го удара продолжает нападение, значит, первые удары были несерьёзными. Больше того, получается, что оба этих нападающих были неадекватны до такой степени, что продолжали переть на человека с ножом, и если бы он не прекратил нанесение этих телесных повреждений, его бы в итоге затоптали и убили. Несомненно.

 

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.