Сирия и ситуация вокруг неё. Гости Елены Щедруновой в эфире "Вестей ФМ" - главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко и президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

Щедрунова: Министерство обороны уже заявило о том, что все намеченные полёты были выполнены российской авиацией, отчиталось уже за сутки работы в небе над Сирией. Собственно, эти итоги, которые огласило российское Министерство обороны, конечно, впечатляют. Такое ощущение, что российское Министерство обороны за сутки сделало столько, сколько США и Франция не сделали... Сколько они уже воют в регионе? Почти год? Что же, собственно, происходит?

Коротченко: С самого начала было понятно, что особого желания воевать у западной коалиции против исламистов не было. В силу целого ряда причин. Не будем забывать, что за практически всеми крупными террористическими группировками, которые действуют в регионе, стоят те или иные заинтересанты. Не секрет - аравийские монархии зоны Персидского залива. Да и сами Соединённые Штаты Америки, знаете, не демонстрируют той решимости в борьбе с террором, которую они демонстрировали после событий 11 сентября. В целом складывалось впечатление, что было желание поиграть на этом факторе, то есть канализировать активность террористов в удобном для себя направлении. Поэтому то, что за два дня действительно российские ВКС сделали больше, чем вся западная коалиция, - это действительно так.

За первые два дня боевых вылетов нанесены удары по ключевым объектам военной инфраструктуры ИГ. Надо понимать, что это не просто кочующие группировки. Они фактически стали создавать инфраструктуру. Что это за инфраструктура? Во-первых, командные пункты и центры, узлы связи, склады с горючим, боеприпасами, оружием, подземные сооружения и так далее. Поэтому первые два дня фактически наша авиационная группировка, которая находится сегодня на авиабазе вблизи Латакии, по данным разведки спутниковой, а также беспилотников выявила наиболее важные и значимые цели в инфраструктуре ИГ, провела проверку и классификацию этих целей, чтобы исключить неверную интерпретацию разведывательных данных, согласовала свои действия и объекты атаки с сирийским генеральным штабом. И после этого в режиме как дневных, так и ночных полётов нанесла удары, которые отличались исключительно высокой точностью и хирургичностью.

Щедрунова: Михаил, вопрос будет к вам. Потому что многие этого ожидали, но не ожидали, что всё будет так быстро. Я имею в виду тот вброс информации о невинных жертвах российских бомбардировок, который появился в западных СМИ раньше, чем начались эти бомбардировки. Сегодня история продолжилась... Как реагировать России? Это было ожидаемо. Было понятно, что никто не смолчит, и какие-то вещи, чтобы вставить палки в колёса, точно будут делаться. Как на это реагировать?

Ремизов: В любом случае будет информационная война. На неё, естественно, нужно отвечать по законам контрпропагандой и приводя свои факты, убеждая, объясняя, опровергая и так далее. Но главное - это в обозримые сроки достичь результата. Сложность состоит в том, что результат зависит не только и, возможно, даже не столько от нас. Авианалёты, по большому счёту, будут лишены смысла, если не будут сопровождаться наступательными действиями сухопутных сил сирийской армии. И насколько успешными будут эти действия - это вопрос, критерий успеха, собственно говоря, способность сирийской армии вернуть контроль над существенной частью территории и, скажем так, наладить коммуникации, которые сейчас находятся под угрозой. В идеале - вообще выбить ИГ с территории Сирии.

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.