Враг у ворот: "Исламское государство" расширяет географию. Кто следующий? Угрожает ли оно России? Об этом Елена Щедрунова поговорила с профессором Центра востоковедения НИУ ВШЭ Андреем Коротаевым и президентом Центра стратегических коммуникаций Дмитрием Абзаловым.

Щедрунова: Тема, я думаю, всем очевидна. Это с- итуация в Сирии и вокруг Сирии. Владимир Путин говорил о том, что нужно предпринимать решительные действия, и, собственно, Россия их предприняла. Те же слова сегодня произнёс на заседании Совета безопасности ООН глава нашего МИДа Сергей Лавров и получил единодушный отклик. Все говорят, что да, дальше терпеть нельзя, время упускать невозможно. Настало время действовать. Возникает вопрос: а почему настало время действовать? Что такого случилось, что дальше терпеть нельзя?

Абзалов: Есть здесь экономический, социальный и политический разворот. Первое. " Исламское государство", сеть организаций, которые с ним связаны или ассоциируются - там не только ИГИЛ на самом деле. И, например, в той же самой Сирии ситуация - очень сложная. Там очень много структур, которые ведут вооружённое сопротивление, вооружённую деятельность. Но, во-первых, они систематизируются. И, что важнее, начинает выстраиваться экономическая модель, которая там начинает работать.

Щедрунова: У "Исламского государства"?

Абзалов: У "Исламского государства". "Исламское государство" ежедневно зарабатывает примерно от 2,5 до 3 миллионов только на торговле нефтью. Общий консолидированный доход составляет примерно порядка 6-7 миллионов. Это в день. Соответственно, сколько это в месяц, примерно можно представить. Плюс ко всему важным фактором является то, что также отмечалось - большое количество привходящего контингента. Только по официальным данным, из СНГ - порядка 2 тысяч. На самом деле, он намного больше. К концу года этот объём может быть увеличен до 10. Это означает, что с учётом семей, друзей, всего остального эта сеть может развернуться в Российской Федерации в объёме, условно говоря, как минимум 50. И это очень серьёзная проблема. Я уж не говорю о всех приходящих обстоятельствах. Уже идёт достаточно серьёзное внешнее давление на Среднюю Азию. И без серьёзных решений и наземной операции прежде всего позиции могут настолько укрепиться, что потом их выкорчёвывать будет невозможно.

Коротаев: Я, может быть, некоторым небольшим диссонансом... Хотя это не противоречит тому, что было сказано. Нужно иметь в виду, что в Сирии за последние 2 месяца ничего такого чрезвычайного не происходило. То есть это не связано с какими-то необычными событиями в Сирии. В Сирии на самом деле в последние 2 месяца - скорее, затишье. Но это, конечно, просто давно уже планировавшаяся акция. То есть это не то, что было принято как-то моментально.

Щедрунова: Вы сейчас говорите про российское решение.

Коротаев: Да, про российское решение.

Щедрунова: А я-то не про российское решение. Я про то, что об этом вдруг тоже заговорили все вокруг. То есть да, Россия сказала "а", все тут же подтянулись и начали говорить "Да, да"... Сегодня на заседании Совбеза глава французского МИДа сказал: "Слушайте, уже надо спешно что-то делать". Вот я про это именно.

Коротаев: Речь идёт и про это тоже. Просто мы имеем в виду, что это всё-таки...

Щедрунова: Не экспромт. Вы про это говорите?

Коротаев: Не экспромт. Во-вторых, насколько я понимаю, здесь есть то, что несколько дезориентировало мировую общественность - это поток беженцев, неожиданно пошедший на Европу.

Полностью слушайте в аудиоверсии.